Семиотика Евразии

Как изучать мифы +, трансформация в культах, 2, 3
Трансформация в культах, 4
О религиозных воззрениях в контексте
Трансформация в культах, 5, 6
Аттика, Трансформация в культах, 8, Семь титанов и Мировое древо у Ньютона
, Сирийская алхимия
+ Сиу Суммис, next
История пиастров, 2, 3, Трансформация, 9, 10, 11, 12,. 13, 14, 15,. 16 Одиссей, 17 , 18, 19 и молот, 20.
21,. 22, 23, 24, 25 ляпис-лазурь, 26, 27
Merchant, 2, 3 , 4 , 5,
Мальчик с пальчик, Кайсан монгол, Сисиф и прогресс, Пятка Ахилла, Пятый элемент,
Кармельский оракул, Небо и делать, Брисеида и Кассиопея, Марр не Марр, Каин Авель, Фавн, Талионы женской красоты, Сиу Суммис next renove, 2
Метка лургии 1, 2, Тюмены и гуены, Матвей Мафусаил и Лето, Балка/Малка, Грифон, Овцы Циклопа, Нил и Шам, Thebes, Откуда взялся Люцифер, Горгона и джурхумиты, 2, Ещё раз об Одиссее, Г/айн, Баба Яга Костяная нога, о гигантах, Дольче, О понятии Абрек, О черноголовых 2 - Белоголовые, Лолит люли аллели, Горлум и кольца в подземелье, Аргонавты в Колхиде, Казаки, Двенадцать, Ego, Монголы и мингрелы, Каннибализм, К истории третьего класса, Вирсавия и Агарь, Скажи, Предтеча халифата, Айн-Соф
Разобраться, Отечество и Родина, Царь Горох, П(е)реходящий герой
Семиотический контекст Иова, Кубки, Кава, Хлеб всему голова, Египетская сила, Меропы


[Старое]Об имени Рязани, Свиблово и Чернигов, пролог Москвы, Veneto, Veneto 2 - славяне и Русь, Veneto 3 - славяне и Русь, Словене и поляне в антах, Словене и поляне в антах 2, Veneto - дополнение, Балты, руги, Рюрик, Русь, Анты, лимитанеи и Русь, Морау морау, Тхаос на путях истории, Тхаос на путях истории, часть 2, Тиннит, Георгий и Беллерофонт, Мидас и Минас, Пако и Пактол, Аргос и Миной, Аргос и Миной часть 2, Минас и Миной, Миной и Минас, часть 2, city и Асьют, Минас и Миной часть 3, Киликия Колхида, Геракл и Миной, Витязь в тигровой шкуре, Геракл и Миной 2, Геракл и Миной, 3, Геракл и Миной, 4, Геракл и Миной, 5, Геракл и Миной, 6, Аркад Артур калики и нарты, Тобол, Тувал, металлургия, Хаттуса в Германии, Нарты, гиксосы, Египет и Сесострис, Курды иберы казаки и тэдэ, Солнечный культ, Ерушалаим, Сирийские топонимы в Палестине или наоборот, Impresso, О черноголовых, Царские нецарские, Альпы, Языги, Амазеги амазонки, Абрыскил и технологии, Босфор, Белая шляхта, Тур, Луг Лубна, Еверы и хазары, авары и иберы, Европа и ойкумена, Кайзер и кентавры, Живые убитые, Мир труд май, Гянджа и Ганза, Об имени кельтов, Нун и зеро, Эдесса Одесса, Об имени славян, Персо-парфяне разделяющие, Анты, ханты, манси и lex Manciana, Культ камней,Иеро, архэ, го,Как дань превращалась в феодальную ренту, Несториане, Рим, греки, этруски и Карфаген, Как выглядит краеугольный камень, Истоки Мальтийского креста и всякое другое
Был ли Гомер ашугом, Беглые британцы


Флсф, агонистики
Генетическая история эгейских цивилизаций, Италии от энеолита до бронзы
Нюансы
Красные нити
Creation of History

Джунковский

начиная с 1905 года, в этом году В. Ф. Джунковский был назначен московским вице-губернатором, а спустя время стал и губернатором.
Оказавшись во главе огромной губернии, В. Ф. Джунковский показал себя как умелый администратор и талантливый управленец. Город и губерния, все ее 13 уездов, 166 волостей и несколько тысяч сельских обществ быстро развивались, строились вокзалы и гостиницы, банки и особняки, доходные дома и рабочие кварталы. Появились новые виды транспорта: электрический трамвай и автомобиль, на Ходынском поле начались регулярные занятия – полеты частной авиашколы, а в центре города все больше улиц освещались электричеством.
А.Пыжиков, Грани раскола, старообрядческая буржуазия и поддержка революции 1905, ср https://nash0l.livejournal.com/13889.html
[Spoiler (click to open)]Джунковский инспектировал благотворительные и учебные заведения и больницы, организовывал массовые торжества и спасательные экспедиции, занимался вопросами водоснабжения города и выделения земель, строительства новых зданий и сооружений. Эпоху «серебряного» века русской культуры в Москве нельзя представить полно без деятельности ее губернатора. Открытие ряда высших и средних учебных заведений и музеев, богатая театральная жизнь, борьба за сохранение памятников старины,
Как писал П. П. Рябушинский в газете «Утро России», «истинно порядочный человек в жизни, В. Ф. Джунковский всецело перенес эту порядочность в область служебных отношений», а это явление «в России редкостное».
Крестьяне одной из подмосковных деревень даже переименовали свое село в Джунковку в знак особой признательности губернатору за поддержку при выделении им земельных наделов.
Про Джунковку - рядом Гучково.
https://wikimapia.org/4181459/ru/%D0%94%D0%B6%D1%83%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B0
Через ж/д - Фирсановка.
"Наиболее старой частью поселка является бывшая деревня Джунковка (на границе со Сходней), ранее Владимиро-Джунковка - по имени владельца Владимира Фёдоровича Джунковского."
Земли Фирсановки в 1825 году покупает дед МВД Столыпина, который в детстве был в усадьбе в Середниково. В 1865 продают купцу Фирсанову, наследует его дочь Вера, ср ее деятельность и выше Джунковского.
У Столыпиных интересное происхождение https://d1825.ru/viewtopic.php?id=600.

Опять театр. Рядом с Лубянкой.
Среди детей видим будущую связь с Сабашниковыми (тоже из старообрядческих купцов) и Пензой:

Интересны региональные и послужные пересечения с предшествующим веком Нестеровых. http://nesteroff99.narod.ru/ Полковник Афанасий Нестеров, ср тот же период северо-восток от Москвы, тоже перекуп на несколько лет земель аристократии рядом с монастырскими, перепродажа новым дворянам, см по ссылке про дружество с Зотовыми и комиссара Московской губернии в начале 18 века.
Что касается соседства Джунковки с Гучково, то это микрорайон Гучковка в Химках, а прикол с Гучковыми вскрывает алгоритм Яндекса- они Кучковы, привет Истории оппозиции в Москве от времен Кучковичей по ссылке выше. Столыпины и Фонвизины дают связь с декабристами, Дмитрий Алексеевич аж застрелился после взятия соседа Фонвизина в январе 1826, а Гучков в 1917 метил в российские правители...
[Фонвизин за долги ее отца взял в жены Наталью Апухтину]
Пыжиков приводил также данные об инвестициях старообрядческого и иже капитала в крайне правых. Ср:
[Spoiler (click to open)] В. Ф. Джунковский подробно и с юмором описывает, как пытались залучить его в свой стан крайние монархисты во главе с князем В. П. Мещерским, приводит отклики оппозиционной прессы, одобрительные и недоверчивые."

Но и про правительственные фонды см.: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D1%89%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
Другой Мещерский (Тверь, Полтава, Саратов)
Где-то какие-то связи ещё мелькнули родственные или...
Выводы: https://nash0l.livejournal.com/41463.html____________________________________
Офигеть, теперь в Середниково Клуб улица правды записывается
________________&&&&&_&&‘&''''______
"в сведениях о родных и близких отца и деда В. Ф. Джунковского остается еще немало белых пятен. Собственно говоря, до появления на исторической сцене деда автора – Степана Семеновича Джунковского и упоминания о прибывшем в Москву монгольском князе Мурзы-хана Джунка, воеводы Ксендзовского или полковника Кондратия Джунковского – информации практически нет."
вообще джунка и джанго не зря похожи, отпущенники и новые дворяне, это души в становлении, ср этноним джунгары, топоним Чонгар, сословие джанка на Кавказе, иван чонкин
Интересно сравнить послужной список деда имярек с Нестеровыми веком раньше- стрельцы обучали гумпредметам царских детей, потом админхоз работа, главный завхоз МВД, Через должности отца дети добавили к личному дворянству потомственное.
[Spoiler (click to open)]Основные же вехи биографии Степана Семеновича Джунковского известны. Особую роль в его жизни сыграло назначение учителем английского языка к старшим дочерям будущего императора Павла I. С воцарением Павла для С. С. Джунковского нашлось место для работы в составе Экспедиции государственного хозяйства, опекунства и сельского домоводства при Правительствующем Сенате (1797–1803), затем он служил в реформированной Экспедиции государственного хозяйства и публичных зданий (1803–1811), а вышел в отставку уже с должности директора Хозяйственного департамента министерства внутренних дел. Ряд документов, связанных с его служебной деятельностью, оказался сохранен его потомками и являются составной частью архива В. Ф. Джунковского. Скончался С. С. Джунковский в 1839 году.
При Николае I род Джунковских, имевших земли в Полтавской губернии, был включен в родословную дворянскую книгу Полтавской губернии с пожалованием герба. Латинский девиз на нем гласил: "Deo et proximo", т. е. "Богу и ближнему". ...От брака с Анной Александровной Берг С. С. Джунковский имел сыновей: Александра, Петра, Степана и Федора и дочерей: Анну, Елизавету, Марию и Прасковью. Из них наибольшую известность получил старший -- Степан. Покинув Россию и поселившись в Риме, он перешел из православия в католичество, вступил в орден иезуитов и даже был кандидатом на должность кардинала этого ордена. Однако, имея сан католического священника, он женился на англичанке Монгомери ["вскоре развёлся, см иную подробнее версию по биоссылке ниже], за что был отлучен от католической Церкви. Позднее Степан Степанович Джунковский переселился в Париж и стал проповедовать необходимость объединения католичества и православия. Впоследствии, вернувшись в лоно православной Церкви, он возвратился в Россию и служил в Святейшем Синоде. Другой сын, Петр, оставался помещиком Полтавской губернии.
в общем это шляхта из служилых татар/казаков речи посполитой,ср https://proza-ru.turbopages.org/proza.ru/s/2015/10/01/37 их лояльность проверялась после того как высокие шляхтичи времён Александра выпестовали декабристов на кон ещё рюриковских корней аристократии частично видимо, всп ВКЛ. Но проскочили, всп"неожиданную смерть" обер-прокурора Сената Аркадия Столыпина незадолго до декабристского выступления.
Судя по био католика Степана, дед имярек был знатцем по вопросам сельского хозяйства вплоть до шелкопрядства. Ср мемуары Сабашникова и замужество Елизаветы или Екатерины Дмитриевны Столыпиной за Хастатовым:
С 1764 года поместье Шелкозаводское [Чечня, Терек, тогда кумыкские князья, местами кабардинские]принадлежит помещикам Хастатовым, потомкам Сафара Васильева (сам шёлковый завод, однако, очень скоро был выкуплен обратно в казну)[9]. Владельцем поместья, в частности, был А. В. Хастатов, двоюродный дед М. Ю. Лермонтова. Сам поэт бывал в Шелкозаводском в 1820, 1837 и, возможно, в 1840 годах[1]. На соседнем хуторе Парабоч сохранился барский дом, в котором сейчас находится музей М. Ю. Лермонтова.
Полковник Нестеров там рядом службу проходил, сменив Пирятинского во главе военокруга.
Степан Степанович поступил в Петербургский университет, в 1842 г. блистательно окончил курс со степенью кандидата, написав две конкурсные диссертации: «О крепостном труде в России» и «О финансовых системах европейских государств» (причём за вторую получил медаль...после окончания университета получил от министра народного просвещения Сергея Семёновича Уварова (1833–1849 гг.) командировку за границу для изучения положения среднего и низшего образования на Западе.
Тут всп Нестеровых времен Петра 1, Москва, Меньшиков, борьба с титулованной знатью, в т.ч. за имения и финансы, женитьба на дворянках Тютчевой, Уваровой, всплывает и Емельян Пугачев:
[Spoiler (click to open)]Сергей Михайлович Нестеров - статский советник, бригадир, камер-фурьер при Екатерине II. Проходил по делу Монса и Столетова [тут мы видим недружбу к неметчине], с последним был в родственных отношениях.Это в одном из его имений в Пензенской губернии в селе Большая Танеевка садился на «престол » Емельян Пугачев
Причем опять в Пензе. Ср:
[Spoiler (click to open)]
А вот как в славном торговом городе Белеве, с поминанием Полянского, Воейкова, при поддержке представителей восходящих дворянских и купеческих фамилий Тот же Нестеров снимал воеводу Шеншина
http://www.belev.narod.ru/hway/hw5/hw5_p-old4.htm
Вяземские остались в Бельском уезде веткой, село Чельцово, это дворяне, родня Никифора Анна была за Аммосом Демидовым, князь Вяземский, родство с которым дворян не очевидно, пригласил Рашета, связан был и с Уралом.
Брат имярек: Николай Федорович, женатый на Е. В. Винер, был крупным чиновником в Министерстве финансов, а в 1905 г. был переведен в Тифлис, в управление кавказского наместника. Умер он в 1915.
Отец В. Ф. Джунковского – Федор Степанович большую часть службы и жизни провел в Петербурге. Здесь он удачно женился, породнившись с многочисленным семейством Рашет,
вообще его сестра была замужем за братом его жены
Другой ее брат породнился с потомками Касимовских князей Максутовыми. Основатель семьи скульптор из французских немцев? https://m.vk.com/wall-145180088_1019
https://ru-wikipedia-org.turbopages.org/ru.wikipedia.org/s/wiki/%D0%A0%D0%B0%D1%88%D0%B5%D1%82,_%D0%AF%D0%BA%D0%BE%D0%B2_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
Встречается нам Безак, "друг Сперанского", Киев в послужном, который в Оренбурге, его сын якобы ужил одного из Столыпиных оттуда
[Spoiler (click to open)]Он женился, лет 24-х от роду, на Сусанне Яковлевне Рашет, дочери знаменитого скульптора, воспетого Державиным, бывшего директором казенного фарфорового завода. Странное дело: Рашет был француз, жена его датчанка, а дети вышли совершенные немцы и немки, от сношения с петербургскими немцами Васильевского острова. Еще замечание: дочери Рашета не красавицы, не умницы, а умели найти себе хороших мужей.
https://litlife.club/books/155550/read?page=16
Старшая была за действительным статским советником Федором Христиановичем Вирстом (умершим в 1831 году) и умерла рано, оставив сына. Вирст женился на сестре Павла Христиановича Безака, и та умерла вскоре; потом вступил он в брак с девицею Шульц, женщиной умною и почтенною, она жива поныне.
Вторая из дочерей Рашета была Сусанна, жена Безака, безобразная, неуклюжая, грубая, глупая, капризная и при случае злая; она командовала своим умным мужем: он слушался ее безусловно, хотя частенько с нею бранился. Она умерла вследствие удара в 1825 году, и муж оросил ее останки искренними горячими слезами.
Третья, Эмилия, была за французским эмигрантом Дорером (d'Horrerродня Джунковских), о котором скажу, может быть, со временем. Четвертая, Юлия, была за славным химиком и добрейшим человеком Петром Григорьевичем Соболевским (умершим в 1841 г.); пятая, Елисавета, за неважным Гофманом, братом статс-секретаря, жива доныне.Сыновья Рашета также не пропали: [Spoiler (click to open)]Антон Яковлевич, статский советник, был директором таможни в Риге, женат на умной жене, и дети у него вышли прекрасные, Павел и Владимир — оба военные; дочь за генералом бароном Зальца; все они умерли. Эммануил Яковлевич, храбрый солдат, умер генерал-майором. Карл Яковлевич, женатый на Елисавете Ивановне Фрейганг, — отец Евгения Карловича и Ивана Карловича Рашет, людей посредственных, но честных и трудолюбивых. Они теперь в чинах и звездах.
Александр Павлович Безак (родился 24 апреля 1801 года), генерал-адъютант, оренбургский генерал-губернатор, человек большого ума и способностей, но, по примеру отца, тщеславный хвастун.
О Павле Христиановиче Безаке должен я еще прибавить, что он, по возвращении из Киева в Петербург, примкнул было к сильной тогда партии богомолов и гернгутеров, при посредстве старого своего приятеля, Карла Ивановича Таблица, но не успел добиться ничего. Он переводил проповеди полукатолического пастора Линдля; помогал Александру Максимовичу Брискорну в издании толкований на Новый Завет Госнера, за что порядочно поплатился, как видно будет впоследствии".
Мать имярек из курземских дворян, старшие роды женились на остзейских, а вот ее отдали за Джунковского
https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B8_(%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B7%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%8F%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE)
Магнусы и Магницкие к слову, они значит из факторов, рядом со Сперанскими. Сравни Винеров, Елизавета за Николаем, братом имярек.
Этим не повезло. Земляку родных матери Путина пришлось выдавать себя за чистого еврея
https://pamyat-naroda.su/awards/anniversaries/1519172434, папа Ирины.
______________________________&&&&
"Сестра Евдокия и сам автор также не озаботились продолжением рода". Гм.
брата Николая в браке с Е. В. Винер родился только один ребенок – сын Николай (1875–?). И только у сестры Ольги, вышедшей замуж за будущего генерала Гершельмана, было в браке восемь детей. Именно поэтому мужская линия рода оказалась практически прерванной.
Джунковская Ольга Фёдоровна (03.04.1864-?)
Пол: женский.
• Вышла замуж
• 03.04.1864: Родилась. Отец: Джунковский Фёдор Степанович, мать: Рашет Мария Карловна.
• 1889: Родился Дмитрий (40-33)
• 1892: Родился Владимир (41-33)
• 1895: Родился Константин (42-33)
• 1896: Родилась Екатерина (43-33)
• 1899: Родилась Ольга (44-33)
• 1901: Родилась Татьяна (45-33)
• 1903: Родился Борис (46-33)
• 1906: Родился Николай (47-33)
• Умерла
Муж: Гершельман Дмитрий Константинович, продолжительность жизни: 54.
• 1859: Родился
• 1913: Умер
Его брат- Серге́й Константи́нович Гершельман (26 июня (8 июля) 1854 — 17 (10) ноября 1910, Вильно) — московский генерал-губернатор в 1906—1909 гг., генерал от инфантерии.
[Spoiler (click to open)]Православного вероисповедания. Из потомственных дворян Санкт-Петербургской губернии. Происходил из тюрингского дворянского рода Хершельманн. Сын генерал-адъютанта Гершельмана Константина Ивановича, брат генерала-от-кавалерии Фёдора Константиновича Гершельмана.
Со свояком имярек по Москве работал. С которым к тому же его объединял Пажеский корпус https://ru-wikipedia-org.turbopages.org/ru.wikipedia.org/s/wiki/%D0%93%D0%B5%D1%80%D1%88%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0%D0%BD,_%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
Другой с тем же Пажеским https://ru-wikipedia-org.turbopages.org/ru.wikipedia.org/s/wiki/%D0%93%D0%B5%D1%80%D1%88%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0%D0%BD,_%D0%A4%D1%91%D0%B4%D0%BE%D1%80_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87, женат на дочери Милютина, Тверь Пироговы, один из сыновей зятя Джунковских Дмитрия Гершельмана женился на внучке хирурга Пирогова, правда в Виннице сошлись. У того есть пересечение с Джунковскими:
[Spoiler (click to open)]11 декабря 1842 г. Николай Пирогов обвенчался с юной Екатериной Дмитриевной Березиной (1822-1846), внучкой графа, генерала от инфатерии, командира Лейб-гвардии Преображенского полка и кавалера всех высших орденов Российской империи Н.А. Татищева. Однако мать жены Пирогова – Екатерина Николаевна, старшая дочь графа и крестница самой Екатерины II, положения в обществе была лишена. Ибо сбежала она из родительского дома с веселым гусаром, да к тому же двоюродным братом Д.С. Березиным..https://proza-ru.turbopages.org/proza.ru/s/2017/02/07/1944...Джунковская Лидия Степановна
Пол: женский.
• Родилась. Мать: Березина Лидия Адриановна, отец: Джунковский Степан Степанович.

Сам Дмитрий Константинович- [Spoiler (click to open)]Происходил из старинного дворянского рода Гершельманов, сын генерала от инфантерии К. И. Гершельмана. Окончил Пажеский корпус и Николаевскую академию Генштаба, на военной службе с 1877 года. Участник русско-турецкой войны. Занимал командные должности в армии, в 1903 году непродолжительное время командовал Каспийским 148-м пехотным полком, с 1904 года служил в Главном штабе. С октября 1907 по июль 1913 года — начальник штаба Отдельного корпуса жандармов.
То есть предшествовал В.Ф. в жандармах. Похоронен в тверском Молдино. В Вышневолоцком уезде с Пироговыми пересечь.
М.А.Гершельман-Аксакова, Буэнос-Айрес
https://sergey--v--fomin-livejournal-com.turbopages.org/sergey-v-fomin.livejournal.com/s/246612.html
В. Ф. Джунковский родился 7 сентября 1865 года, оказавшись младшим ребенком. Дворянское происхождение и положение отца – генерал-лейтенанта, начальника канцелярии генерал-инспектора кавалерии великого князя Николая Николаевича Старшего позволило всем братьям поступить в самое привилегированное учебное заведении столицы – Пажеском корпусе и учиться там.
[Spoiler (click to open)]грудь выпускника украсил белый эмалевый мальтийский крест – знак корпуса, а палец – кольцо с наружной стальной поверхностью и внутренней золотой,... Паж, см далее про специфику воспитания почитания

Горбачев АТР

Развитие цивилизации приобретает все более энергичный характер на Востоке, в Азии и в зоне Тихого океана. Наша экономика также смещается в Сибирь, на Дальний Восток. Так что у нас есть объективная заинтересованность в обогащении азиатско-тихоокеанского сотрудничества.
Советский Союз — не только европейская, но и азиатская страна, и он выступает за создание в огромном азиатско-тихоокеанском регионе, куда, скорее всего, в предстоящее столетие будет перемещаться центр мировой политики, основ для улучшения обстановки, пересмотра отношений на основе учета интересов всех государств, на основе баланса таких интересов. Мы против того, чтобы этот регион был чьей-то вотчиной. Мы предлагаем всем действительное равноправие, взаимодействие и общую безопасность.
https://www.litmir.me/br/?b=267065&p=44
[Spoiler (click to open)]Азии проблемы мира, пожалуй, не менее, а кое-где даже более остры и болезненны, чем в других частях света. Естественно, что Советский Союз, Индия, другие государства, обеспокоенные этим, выдвигали в разные годы соответствующие инициативы. Наиболее известная среди них — предложение о превращении Индийского океана в зону мира. Оно было поддержано Генеральной Ассамблеей ООН и Движением неприсоединения.
Очень важным фактором мира в Азии, на Тихом океане, да и во всем мире стало взятое на себя СССР и КНР обязательство не применять ядерное оружие первыми.
Когда в мае 1985 года, впервые в качестве Генерального секретаря ЦК КПСС, я встретился с премьер-министром Республики Индии Радживом Ганди, я высказал мысль: не следует ли с учетом ранее выдвинутых инициатив, а также в какой-то мере и опыта Европы подумать об общем комплексном подходе к проблеме безопасности в Азии и возможном объединении усилий азиатских государств в этом направлении?
Эта мысль крепла в ходе встреч с руководителями зарубежных государств, с другими их политическими деятелями. Невольно сравнивал положение в Азии с европейской ситуацией. И приходил к выводу, что тихоокеанский регион, ввиду набирающей опасную скорость милитаризации, также нуждается в какой-то системе «предохранителей», подобной хельсинкскому процессу в Европе.
В Политическом докладе ЦК XXVII съезду КПСС было подчеркнуто возрастающее значение в советской внешней политике азиатского и тихоокеанского направления. Мы констатировали, что здесь надо, не откладывая, искать свои решения, свои пути, причем начинать с координации, а затем и объединения усилий в интересах политического урегулирования болезненных проблем, чтобы параллельно на этой основе хотя бы снять остроту военного противостояния в различных районах Азии, стабилизировать там обстановку. Соответствующие предложения были выдвинуты мною во Владивостоке (июль 1986 г.) создании заслона на пути распространения и наращивания ядерного оружия в Азии и на Тихом океане; о сокращении активности на Тихом океане военных флотов; сокращении вооруженных сил и обычных вооружений в Азии; о мерах доверия и неприменении силы в регионе.
Находясь в этом городе, казалось особенно уместным посмотреть на вопросы мировой политики под азиатско-тихоокеанским углом зрения. Положение на Дальнем Востоке в целом, в Азии и на прилегающих к ней океанских просторах, где мы — постоянные, давние жители и мореплаватели, представляет для нас национальный, государственный интерес. Здесь, на этом огромном пространстве, охватывающем едва ли не половину земного шара, расположены многие крупнейшие государства, в том числе СССР, США, Индия, Китай, Япония, Вьетнам, Мексика, Индонезия. Здесь находятся государства, считающиеся средними, но по европейским меркам довольно крупные, — Канада, Филиппины, Австралия и Новая Зеландия, и наряду с ними — десятки небольших и совсем крохотных.
Кстати, сколько шуму было в связи с моим выступлением во Владивостоке! Сколько инсинуаций насчет того, что Советский Союз решил теперь взяться и за Тихий океан, навязать «и там» свою гегемонию и прежде всего, конечно, ущемить интересы Соединенных Штатов.
Впрочем, мы привыкли к подобного рода «пещерной» реакции на наши инициативы. Малейшая наша попытка установить добрые, да просто дипломатические или торговые отношения с той или иной страной региона тотчас зачисляется в разряд коварных козней.
А как на деле? В связи с годовщиной поездки на Дальний Восток я дал интервью индонезийской газете «Мердека». Главный редактор Б. М. Диах совершенно правильно оценил смысл моей речи там — как приглашение ко всем странам региона совместно решать проблемы. Но, перечисляя страны, забыл упомянуть Соединенные Штаты. Я напомнил ему об этом и сказал: мы надеемся на сотрудничество с США. А рассуждения, будто наша активность и наш интерес к этому региону представляют угрозу для интересов других — это абсурд. То, что было сказано во Владивостоке, является выражением нашей продуманной политики. Она ни у кого не должна вызывать беспокойства. Мы говорим, что готовы сотрудничать с США так же, как с Японией, со странами АСЕАН, Индией, другими государствами.

Много комментариев вызвала идея провести когда-то в обозримом будущем тихоокеанскую конференцию с участием всех тяготеющих к океану стран. Эта идея была высказана в качестве своего рода рабочей гипотезы, лучше сказать — как приглашение к обсуждению. Ссылка же на Хельсинки связана с тем, что другим опытом такого рода мировое сообщество пока не располагает. Это, конечно, не значит, что европейскую «модель» можно перенести на азиатско-тихоокеанскую почву. Однако в наше время в любом международном эксперименте есть и общие, глобальные черты.
Среди вопросов, заданных мне газетой «Мердека», был такой: как нам видится роль СССР в развитии регионального экономического сотрудничества? В соответствии с концепцией ускоренного социально-экономического развития страны мы уделяем повышенное внимание расположенным за Уралом территориям, чей экономический потенциал в несколько раз превышает активы европейской части СССР. Считаем, что в освоении богатств этих районов могли бы принять участие совместные фирмы и предприятия, создаваемые в сотрудничестве с деловыми кругами стран азиатско-тихоокеанского региона.

Чан Кайши, 4

середине января 1929 г. Чан Кайши собирает своих генералов на конференцию в Нанкине. На повестке дня вопрос о сокращении личного состава армии. Чан Кай Ши намеревался ослабить бремя содержания армии, естественно без ущерба своим собственным интересам. Первостепенное значение приобрел вопрос о демобилизации в армиях милитаристов. Покинувших военную службу предполагалось использовать на строительстве дорог, в шахтах, на других общественных работах, ведь генералы командовали довольно значительными подразделениями: Фэн Юйсян, например, имел в своем распоряжении 220 тыс., Янь Сишань — 200 тыс. штыков. Под командованием Чан Кайши находилось 420 тыс. В основу своего плана Чан положил обычный расчет на ослабление других.
Амбициозным планам Чан Кайши, стремившегося упрочить свои позиции за счет ослабления соперников, не суждено было осуществиться. Не помог в этом и дух с горы Чжуншань. Генералы Фэн Юйсян и Янь Сишань не хотели уступать Чан Кайши. Конференция была прервана.
Генерал Янь Сишань, как и Фэн Юйсян, к этому времени имел довольно яркую биографию. Родился он в семье разорившегося менялы и торговца в провинции Шаньси и, как многие его сверстники, оказался в армии. Учился в Японии, где в 1909 г. закончил военное учебное заведение. Как и Чан Кайши, он сошелся с представителями суньятсеновской организации «Тунмэнхуэй». Военный диплом, полученный в Японии, обеспечил для него место начальника военной школы, а связи с «Тунмэнхуэй» помогли сделать дальнейшую карьеру: после Синьхайской революции Янь Сишань стал губернатором родной провинции.
[Spoiler (click to open)]Чан Кайши, понимая, что Фэн попытается укрепить свои форпосты в провинции Шандунь, откуда должны были быть выведены в результате длительных переговоров японские войска, решил прежде всего договориться с японцами — вместо их войск предполагалось разместить подразделения не Фэна, а Чан Кайши. Фэн стал концентрировать свои силы в Хэнани. Чан Кайши с тревогой наблюдал за действиями своего «единоверца». Среди ближайших соратников Фэна неограниченным, казалось, доверием пользовался Хан Фучжу. Солидная взятка сделала свое дело. Хан вместе с тремя командирами дивизий, с лучшими частями из армии Фэна (100 тыс. человек) перешел на сторону Чан Кайши.
Позиции соперника значительно ослабли. Последовала и новая победа. Генералы гуандун-гуансийской группировки в результате войны (апрель — июнь 1928 г.) вынуждены были признать нанкинский режим.

https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-47.html
После поражения Наньчанского восстания несколько сот солдат из подразделений Е Тина и Хэ Луна пробились в Гуандун. Гуандунский провинциальный комитет КПК принял решение поднять восстание в Гуанчжоу 10 декабря 1927 г. части Красной армии получили приказ начать выступление по сигналу фабричного гудка. Ранним утром 11 декабря в расположении учебно-инструкторского полка, которым командовал Е Цзяньин, прогремели выстрелы, офицеры-коммунисты возглавили восстание, гоминьдановская агентура была изолирована. 15 старших офицеров, оказавших сопротивление, поплатились жизнью. Не прошло и двух часов, как штаб восстания взял под свой контроль основные объекты города. До наступления рассвета оставалось еще немало времени, и на центральных улицах Гуанчжоу в свете прожекторов вспыхивала сталь длинных ножей, остроконечных пик. Огромная толпа двигалась к управлению общественной безопасности, где находился оплот сопротивления восставшим. Схватка отличалась особой жестокостью. 12 декабря гоминьдановцам удалось застрелить одного из видных деятелей КПК, организатора и вдохновителя Кантонского восстания Чжан Тайлэя. Это было тяжелым ударом для восставших, ослабла координация отдельных его звеньев, подорвана вера в успех. А тем временем войска милитаристов окружили город, их действия прикрывались огнем с американских, английских, японских кораблей, стоявших на реке Чжуцзян.
один из верных пособников гоминьдановцев полковник Чжоу Дун. Под предводительством Чжоу Дуна вооруженный отряд и агенты службы безопасности нагрянули на улицу Байцзы, где находилось советское консульство. Началась расправа над советскими представителями в Южном Китае. Тяжкие муки довелось испытать советским людям в гоминьдановских застенках. Во время следствия, которое вели органы общественной безопасности КНР по делу палачей Кантонской коммуны, фигурировали снимки, где запечатлена трагедия. Под одной из фотографий подпись: «Русских коммунистов водят по улице под конвоем и показывают публике», под другой — «Красные русские, казненные в управлении общественной безопасности».
Коммуна просуществовала три дня, но подвиг коммунаров не забыт, как не забыта и мученическая смерть советских представителей в Южном Китае. Ежегодно 11 декабря в КНР отдают дань памяти беспримерной стойкости и мужеству участников кантонских событий.
Но обескровленные после переворота 1927 г. воинские подразделения, возглавляемые коммунистами, вновь заявили о себе как о вполне реальной силе, с которой нельзя не считаться. Более того, коммунисты, овладевшие командными постами в ряде милитаристских армий, сумели повести за собой некоторые части, объединить их с остатками соединений КПК, сохранившихся после первых военных поражений, и создать таким образом ядро вооруженных сил КПК....когда подразделения Красной армии наносили урон его временным союзникам, он захватывал территории последних и разоружал войска. Таким путем удалось ему, по существу, расправиться с Лю Вэньхоем, Тянь Суньяо и другими.Чан Кайши, отдавая приоритет борьбе с КПК, учился в этом отношении у Ван Цзинвэя. «Подавление коммунизма, — писал некогда прославившийся своей «левизной» Ван Цзинвэй, — есть, в сущности, оборонительная мера против иностранной интервенции, поскольку если в период военных действий обдумывается наступление на фронте, то здесь прежде всего должна быть обеспечена безопасность тыловых позиций». Чан Кайши, как и Ван Цзинвэй, взял на свое вооружение тезис: «Сначала — умиротворение внутренних врагов, а затем сопротивление внешним»...Несколько походов против находившихся под контролем КПК районов и Красной армии закончились безрезультатно Ван Цзинвэй, хотя и разделял позицию Чан Кайши о приоритетности линии на умиротворение внутренних врагов, не мог мириться с упрочением диктатуры своего соперника. Он, чувствуя рост недовольства политикой Гоминьдана в различных слоях общества, решительно осудил деятельность Чан Кайши. Аргументов для критики было предостаточно: родственники и личные друзья — на ведущих правительственных постах, замашки диктатора, действующего так, словно государство его собственное владение, и т. п.
21 октября 1929 г. Ван Цзинвэй публично обвинил Нанкинское правительство в разложении. В выступлении Вана немало было призывов к «реорганизации» Гоминьдана. Поэтому самого Вана и его соратников в противоборстве с Чан Кайши называли «реорганизационистами». Рассуждения «реорганизационистов» в значительной степени были сдобрены демагогией. Они порой увлеченно говорили в «защиту» национальной политики, а в действительности пользовались поддержкой Японии в борьбе с Нанкинским правительством, опиравшимся на США и Англию. «Реорганизационисты», обвиняя нанкинскую бюрократию в коррупции, взяточничестве, приверженности диктатуре, благословляли в то же время расправы над красными профсоюзами, организациями КПК.
Левые» совсем распоясались: требовали подчинить военную власть партийной, провести принцип демократического централизма. Группировка Чан Кайши, признавая тенденцию к загниванию в партии, свалила вину за деградацию в Гоминьдане на… коммунистов, призвала усилить роль военных в партии, обуздать «прокоммунистические элементы».
Его группировка возобладала в столкновениях по поводу созыва III съезда партии. ЦИК Гоминьдана, находившийся под контролем чанкайшистов, отобрал и назначил до 79 % всех делегатов. Съезд, состоявшийся 18 марта 1929 г., прославил личный вклад Чан Кайши в строительство партии, а сторонники Ван Цзинвэя были изгнаны из центральных органов и организаций Гоминьдана. Армия и полиция, разыскивая непокорных, громила провинциальные и городские комитеты Гоминьдана. В конце 1929 г. Чан Кайши отдает приказ об аресте Ван Цзинвэя.
Ван Цзинвэй рассчитывал с помощью Фэн Юйсяна и Янь Сишаня изолировать Чан Кайши, в лучшем случае — избавиться от него. К началу апреля 1930 г. Янь Сишань возглавил античанкайшистские войска, его заместителем стал Фэн. Шесть месяцев длилась кровавая бойня. 150 тыс. убитых и раненых — такова цена, которую заплатила коалиция Яня — Фэна в борьбе с Чан Кайши. Янь Сишань бежал в Маньчжурию. Правительство в Нанкине потеряло 30 тыс. убитыми и 60 тыс. ранеными

Чан Кайши, 3

27 апреля 1927 г. в Ухане состоялся V всекитайский съезд КПК, в его работе приняли участие Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай. На съезде был и М. М. Бородин. Представитель Коминтерна оказался в центре событий. Он держал связь с КПК и пытался в то же время воздействовать на поведение гоминьдановских генералов, командовавших войсками уханьского гоминьдановского правительства, влиять на Ван Цзинвэя.
Уханьские лидеры апеллировали к милитаристу Фэн Юйсяну, но состоявшиеся в начале июня 1927 г. секретные переговоры с ним ничего не дали. 21 июня Фэн заявил о переходе в стан Чан Кайши.
Выходец из зажиточной крестьянской семьи, Фэн Юйсян принял христианство, его армия так и называлась — христианской. В частях армии проходили богослужения, исполнялись церковные гимны. Жена Фэна была секретарем Пекинского союза молодых христиан...свое время Фэн был тесно связан с У Пэйфу и представлял чжилийскую клику. С благословения У Пэйфу он сделал быстрый скачок от обыкновенного командира до командующего 40-тысячной армией. Принятие христианства оправдывало разрыв Фэна с У Пэйфу в глазах Запада и местной христианской общины. Фэн имел своего человека в уханьском правительстве — Сюй Цяня, который работал с Сунь Ятсеном в Гуанчжоу....Купцы, торговцы, собственники промышленных предприятий и землевладельцы угнетаются рабочими и крестьянами, — демагогически говорил Фэн, оценивая деятельность КПК, — китайский народ не хочет такого деспотизма» https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-36.html
Фэн, как и многие другие китайские милитаристы, оперировал такой категорией, как «интересы народа». В сотрудничестве с Чан Кайши он видел путь к спасению своей армии и демонстрировал преданность и любовь к лидеру Гоминьдана: главком получает от него предложение стать побратимами. «Так Чан и я, — вспоминал Фэн, — обменялись датами рождения и стали побратимами».
Принявший христианство генерал любил поиграть в демократию. То он стремился показать себя перед окружающими настоящим солдатом, народным полководцем. То неожиданно появлялся на перроне из обычной теплушки, хотя в дороге пользовался собственным классным вагоном. То его видели в обществе солдат с переброшенной через плечо белой походной сумкой, в поношенной солдатской одежде, а то и в самодельном противогазе убирающим уличную пыль и грязь. Фэн много мог говорить о нравственности, но это не мешало ему в занятых им провинциях облагать все публичные дома военным налогом.
Он назначал в каждом городе своего представителя для наблюдения за гигиеной и «нравственностью» этих домов, за аккуратной выплатой налогов. Генерал говорил о бескорыстии, но вкладывал капиталы только в доходные предприятия. Он садился за стол с солдатами и ел с ними одну и ту же пищу, однако благословлял порой своих конюхов и охранников на элементарные грабежи Бухарин Н. И. О китайской революции. Иркутск, 1927. С. 24.
Смедли А. Китайские судьбы. М., 1934. С. 57–58.:
[Spoiler (click to open)]журналистка Агнесса Смедли после того, как случайно встретила раненного в руку генерала на борту парохода, плывшего по Янцзы из Ханькоу в Шанхай.В Шанхае Фэна встретили доверенные люди Чан Кайши, прежде всего заправила шанхайской мафии Ду Юэшэн. Длинная вереница автомобилей сопровождала генерала. А. Смедли подсчитала: лечение руки генерала стоило примерно 15 тыс. долларов. В то время бедный солдат в гоминьдановской армии находился на полуголодном пайке
Во время шанхайских событий Чан Кайши очень помог его земляк, соратник по учебе в Японии Чжэн И. Последний в 1927 г. служил милитаристу Сунь Чуаньфану в своей родной провинции Чжэцзян. Когда армия Чан Кайши двинулась на Шанхай, Чжэн И понял: это его судьба. Он предал генерала Сунь Чуаньфана. Чан, высоко оценив услуги Чжэна во время кровавого переворота, назначил своего земляка сначала главой шанхайского арсенала, а вскоре сделал вице-министром по военным делам Нанкинского правительства
...самом «левом» уханьском центре усилилось давление правых, опасавшихся серьезных революционных преобразований. 1 июня М. Бородин получает телеграмму от И. Сталина. В ней содержались максималистские рекомендации коммунистам: поднимать массы, вооружать их, конфисковывать землю, арестовать генералов, создать новую армию из рабочих и крестьян, захватить руководство в Гоминьдане, учредить в нем леворадикальное руководство. Ван Цзинвэй, узнав о позиции И. Сталина, несмотря на успокоительные заверения М. Бородина («содержание телеграммы не отражает реального положения дел»). решил ускорить ход событий. Правые, опасаясь радикальных изменений в уханьском центре, начинают наступление на КПК. Уханьское правительство теряло почву под ногами. 15 июля 1927 г. представителей КПК исключили из правительства, 27 июля М. М. Бородин был вынужден покинуть Китай..ночь с 31 июля на 1 августа 1927 г. полки 11-го и 20-го корпусов НРА под командованием Хэ Луна, Е Тина, Чжу Дэ, выполняя инструкции КПК, разоружили гоминьдановские части в Наньчане. Руководителем восстания войск местного гарнизона стал Чжоу Эньлай. День 1 августа 1927 г. стал днем рождения китайской Красной Армии. Пять дней восставшие контролировали город.
Затем обескровленные в тяжелых боях с милитаристами отряды стали продвигаться, неся тяжелые потери, в районы, охваченные крестьянскими восстаниями. Политический кризис достиг критической точки.
Восточный милитарист Сунь Чуаньфан, видя углубление раскола в гоминьдановском лагере, двинул свои войска против армии Чан Кайши, очистил от чанкайшистов северный берег реки Янцзы, окружил Нанкин. Казалось, судьба Чан Кайши решена. Но лидер Нанкинского правительства принимает спасительное решение. В августе 1927 г. он объявляет об отставке. Решение сопровождается многословными рассуждениями вокруг одной темы: дело партии выше личных интересов. «Я надеюсь, — говорил Чан, — что каждый член партии, несмотря на существующие расхождения во мнениях, будет жить ради своего долга, защищать партию против какой-либо попытки разрушить ее или узурпировать власть».
После ухода Чан Кайши в отставку гуансийские генералы стали играть ведущую роль в Нанкине. Административный опыт гуансийцев в Шанхай-Нанкинском районе оказался неудачным. Единственная группировка, поддержавшая их в Гоминьдане, — сишаньская — не могла в то время стать надежной опорой центральной власти.
а что же Бородин с кпк не остался
Рядом с Чан Кайши выступили генералы гуансийской клики — Ли Цзунжэнь и Бай Чунси. Они отдали к этому времени немало сил в борьбе с претендентами на власть в Гуанси и после того, как были увенчаны лаврами победителей, стали опираться на внешнего союзника, чтобы как-то закрепить свои успехи. С марта 1926 г., достигнув соглашения с Чан Кайши, восприняв прежде всего националистические идеи его партии, они стали выступать под гоминьдановским флагом, хотя и тщательно оберегали свое независимое положение в этом альянсе.
Оппозиция обвинила Н. Бухарина, выступавшего за линию единого фронта, в предательстве ленинизма. Но и в оппозиции не было и не могло быть единой точки зрения на китайские события. «У Радека, — писал Н. Бухарин, — в Китае нет феодализма, у Зиновьева — он процветает. По Троцкому — буржуазия, пожалуй что, никогда революционной роли в Китае не играла, по Радеку — она была другом рабочих. По Зиновьеву — нужно было всемерно поддерживать Ухань; по Троцкому (в то же время) — Уханя не существовало и нужно было немедленно против него организовать центр двоевластия. По Радеку — нужно было (коммунистам. — В. В.) выходить из Гоминьдана тогда, когда им же рекомендовалось сидеть в гоминьдановском правительстве. Альский обрушивается ужасным образом на партлинию за поддержку (в свое время) Гоминьдана и в то же время посвящает свою книжку Гоминьдану и т. д. и т. п. Словом, чего хочешь, того просишь» Н. И. Бухарин отбрасывал возражения против сотрудничества коммунистов с Гоминьданом. Единый фронт, по его мнению, предполагал союз КПК и Гоминьдана, необходимость проявлять бдительность перед лицом опасных рецидивов контрреволюции, которых всегда можно было ожидать от Чан Кайши и его окружения.
Чан Кайши, уйдя в отставку, проследовал, сопровождаемый 200 охранниками, в гористый район провинции Чжэцзян. Он остановился в шести милях от дома своих предков в Цикоу. Одолевала пресса. Американским журналистам Чан поведал о своем намерении провести следующие пять лет за границей, изучая политику, экономику, военное дело. Чан Кайши, удовлетворив таким образом любопытство журналистов, обращает свою энергию на другое: предпринимает немалые усилия ради изменения своего семейного положения. В доме Сунь Ятсена Чан познакомился с его свояченицей Мэйлин, одной из очаровательных дочерей богатого китайского капиталиста Сун Ложу, который был известен больше как Чарльз Сун. Сун совмещал бизнес с пропагандой христианства в Китае, оказывал содействие Сунь Ятсену.
Впервые Чан Кайши увидел Мэйлин, когда Сунь Ятсен находился в Гуанчжоу. Чан Кайши завязал с Мэй переписку, а вскоре поделился с Сунь Ятсеном своими планами на женитьбу. Совет старшего соратника не внушал особого оптимизма — Сунь Ятсен просил не форсировать события. Сун Цинлин, услышав новость о намерении Чан Кайши просить руки ее сестры, реагировала довольно жестко. «Я предпочту увидеть Мэйлин мертвой, — заявила она, — нежели замужем за Чан Кайши». Сам Сунь Ятсен считался с Чаном как с военным специалистом и организатором, но сомневался в иных его качествах. «Чан Кайши — китаец и патриот, — давал он в кругу семьи оценку своему младшему соратнику, — но слишком умен при небольшом весе мозга в его голове». Планы Чан Кайши были встречены в семье Суна с явной неприязнью. Возмущение Цинлин возросло, когда она убедилась в предательстве Чан Кайши того дела, которому служил Сунь Ятсен. Претенденту на руку Сун Мэйлин понадобились долгие пять лет, чтобы осуществить свои планы.
Все сестры Сун — Айлин, Цинлин и Мэйлин получили образование в США. Так хотел отец. Чарльз Сун сам принадлежал к числу первых китайцев, получивших образование в США.
Старшая сестра Айлин помогала Сунь Ятсену в работе в качестве секретаря. Сунь Ятсен был весьма романтичен, как вспоминали современники. Пребывая изо дня в день в обществе Айлин, он начал чувствовать привязанность к своей секретарше. И настал день, когда доктор попросил у Чарльза Суна руки его дочери. Он не забыл, объяснял Сунь, что женат, но это не имеет никакого значения, можно добиться развода. Чарльз был разгневан. Айлин прекратила встречи с Сунь Ятсеном. Вскоре она дала согласие на брак с молодым бизнесменом Кун Сянси, наследником влиятельного банкирского дома из Шаньси, прямым потомком Конфуция.
[Spoiler (click to open)]Сун Цинлин заняла место своей сестры в качестве секретаря у Сунь Ятсена. Он стал для нее кумиром, когда она была еще совсем маленькой. Будучи в США, Цинлин много слышала от своих родителей о Сунь Ятсене. Революция 1911 г. наполнила ее гордостью от сознания того, что она знакома с известным китайским революционером, и она ощутила страстную потребность служить ему. Больше всего мать Цинлин угнетало то, что Сунь Ятсен женат, имеет несколько детей. Сунь Ятсена, однако, не останавливали никакие трудности. Сун Цинлин стала его избранницей на всю оставшуюся жизнь, пропагандистом и наследницей его идей.
28 сентября 1927 г. Чан Кайши отплыл в Японию. На следующий день он был уже в Нагасаки. Японская печать создала рекламу китайскому визитеру. И не случайно. Чан, направляясь в Японию, преследовал различные цели. Главное же — уладить личные дела, ведь в это время в Японии находилась Сун Мэйлин, сопровождавшая прибывшую на лечение мать.
[Spoiler (click to open)]В первый брак Чан вступил очень рано, подчинившись родительской воле, приведя в дом провинциальную девушку. От этого союза, который вскоре распался, остался сын — Цзян Цзинго. Вторую свою жену Чан нашел среди шанхайских красавиц, известных своей стойкой приверженностью к самой древней в мире профессии. Природа наделила его избранницу Чэнь Цзиюй и красотой, и умом, что делало ее общество не только приятным, но и полезным. И этот союз оказался недолговечным. Суровый и голый прагматизм определил новую веху в жизни Чан Кайши. Его давнишний покровитель предводитель общества «Зеленых» Ду Юэшэн отправил вторую жену Чан Кайши в США. Впоследствии изгнанница получила степень доктора при Колумбийском университете, приобрела дом недалеко от Сан-Франциско.
Сун Цинлин, узнав о предстоящей свадьбе Мэйлин, попросила Евгения Чэна послать невесте телеграмму с настойчивой просьбой не выходить замуж за этого «женоубийцу». Но церемония все же состоялась и широко освещалась (как одно из выдающихся событий) в печати Шанхая.
Во время бракосочетания своей сестры Цинлин, как и Цзян Цзинго, находилась в Советском Союзе. Они обратились к своему родственнику со словами глубокого осуждения. Семнадцатилетний Цзян Цзинго оказался в первых рядах движения, заклеймившего жестокое отношение гоминьдановцев к коммунистам, профсоюзным организациям Китая.
Читатели, открыв номер «Правды» от 21 апреля 1927 г., познакомились с письмом Цзян Цзинго к отцу. Сын писал:
«Кайши! Я думаю, ты не послушаешь того, что я буду говорить, не захочешь читать это письмо, но я пишу последнее тебе письмо, мне все равно, прочтешь ты или нет.
Сегодня я хочу повторить твои слова, помнишь, ты писал мне: «Я знаю только революцию и готов умереть за нее». Я отвечу тебе теперь: я знаю только революцию и больше не знаю тебя как отца.
Я не могу понять, почему ты раньше говорил мне о необходимости борьбы пролетариата и ты хотел меня сделать революционером. Твои прошлые поступки обратны с нынешними действиями. Но я сделал то, что ты говорил мне раньше. Я стал революционером. И поэтому я твой враг. Ты расстрелял в Шанхае рабочих. Конечно, буржуазия во всем мире будет хлопать тебе: «Молодец, Чан Кайши!» Ты получишь и деньги от империалистов. Но не забывай, что есть и пролетариат. Он тоже во всем мире откликнулся на твое предательство. Московские рабочие считают шанхайских рабочих братьями. То, что ты сделал, они считают расстрелом своих братьев. В Москве были демонстрации и собрания, посвященные твоему предательству. И единственным лозунгом собраний был лозунг «Долой Чан Кайши!».Ты использовал переворот и сделался героем. Но победа твоя временна и непрочна. Чан Кайши, честное слово, коммунисты с каждым днем крепнут силами для будущей борьбы. Извини, пожалуйста, но мы легко разделаемся с тобой. Борясь с капиталистами, убрать с дороги тебя, их пешку, не так трудно!»

Сын отказался от отца. Сун Цинлин отвергла предложение своей сестры возвратиться в Китай — ее приезд мог быть использован для повышения авторитета Гоминьдана.

Чан Кайши вернулся к власти в январе 1928 г. Он быстро убедился в беспомощности своих соратников обеспечить финансовую базу для деятельности правительства. До своей отставки, весной и летом 1927 г., Чан Кайши расходовал на военные цели более 20 млн юаней в месяц. Никто из гоминьдановских деятелей, даже пользующийся авторитетом своего отца Сунь Фо, не мог похвастаться такой кредитоспособностью, как это делал Чан Кайши. С января 1928 г. шанхайские бизнесмены начинают проявлять повышенную нервозность, так как Чан Кайши обязал министра финансов, теперь уже своего родственника Сун Цзывэня, добывать каждые пять дней по 1,6 млн юаней. Этому, как и раньше, должна была способствовать мафия. Снова прокатилась волна насилий. Трудные времена для шанхайских толстосумов продолжались вплоть до взятия гоминьдановскими войсками Пекина.
Резиденцией нового правительства стал Нанкин.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-41.html
9 января 1928 г. Чан Кайши вновь официально занимает пост главнокомандующего Национально-революционной армией...2 февраля в Нанкине собрался 4-й пленум Гоминьдана. В состав вновь сформированного Военного совета вошли 73 гоминьдановца, преданные Чан Кайши. С этого времени чанкайшистское окружение активизирует свою деятельность.Ранней весной 1928 г. вооруженные группы стали появляться по вечерам у всех домов Ханькоу, где проживали русские. Большинство их было депортировано.
Вести о провокациях Чан Кайши дошли до находившейся вдали от дома Цинлин. Она посылает негодующую телеграмму своему родственнику: «Я как раз собиралась вернуться в Китай, но услышала, что Вы предложили разорвать дипломатические отношения с Россией и выслать русских советников. Это будет самоубийством и оставит нашу партию и страну изолированной, и Вы войдете в историю как преступник, который погубил нашу партию и страну… Если Вы не пересмотрите свое решение… у меня не будет другого выбора, как остаться здесь, и как можно дольше, продемонстрировать, что я против Вашей несправедливой и самоубийственной политики»[45]
Juny Chang. Mme Sun Yatsen. Penguin Books, 1986. P. 67.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-42.html#read_n_45
[Spoiler (click to open)]Сун Цинлин заняла видное место в политической жизни, противостоя правым гоминьдановцам и их западным покровителям. Она — член президиума Антиимпериалистической лиги. В деятельности этой организации участвовали выдающиеся деятели науки и культуры: Альберт Эйнштейн, Анри Барбюс, Джавахарлал Неру, Эптон Синклер, Максим Горький, Ромен Роллан и многие другие.
Никакая стройка в Нанкине не привлекала столько внимания и средств, как сооружение недалеко от нанкинских стен мавзолея Сунь Ятсена, куда должны были перенести останки покойного лидера революции, временно захороненные недалеко от Пекина. Когда строительство мавзолея завершилось, правительство направило приглашение Сун Цинлин на церемонию открытия усыпальницы. Вдова Сунь Ятсена находилась в это время в Германии и перед отъездом в Китай выступила с заявлением, разъясняющим причины своей поездки на родину.
Мое пребывание в Китае, указала Цинлин, не должно интерпретироваться как отказ от моей прежней позиции: не принимать участие в работе Гоминьдана, поскольку он противостоит политическим установкам Сунь Ятсена.
Младшего из семьи Сун — Цзэляна — командировали в Берлин за вдовой, а заодно, чтобы попросить несгибаемую родственницу не делать каких-либо публичных антиправительственных заявлений.
В мае 1929 г. Сун Цинлин прибыла в Китай

Родственники Сунь Ятсена весь день провели у гроба покойного лидера революции. На супруге Чан Кайши — изящное шелковое платье, вдова Сунь Ятсена одета в простое черное платье и простые черные чулки. Она отказалась остаться в Нанкине хотя бы на одну ночь после траурной церемонии.
Вскоре Сун Цинлин обрушилась на «реакционное Нанкинское правительство». В телеграмме Антиимпериалистической лиге в Берлин она обвинила правительство Нанкина в жесточайших репрессиях против масс. «Никогда, — заявила Сун Цинлин, — предательский характер контрреволюционных гоминьдановских лидеров не проявлял себя так бесстыдно перед миром, как сегодня. Они, предав национальную революцию, неизбежно деградировали до положения орудия в руках империалистов и пытались спровоцировать войну с Россией». Китайский народ, говорила со всей уверенностью вдова Сунь Ятсена, не сломят ни репрессии, ни лживая пропаганда...
Бывший советник Сунь Ятсена М. Бородин по возвращении в Москву сделал доклад, в котором делился мыслями о неизбежности столкновения между США и Японией, что соответствовало в целом и предвидению В. И. Ленина. Политика Японии, говорил он, будет направлена против проникновения американского капитала через посредничество национальной буржуазии. США должны решиться, приходил к выводу М. Бородин, на гигантский конфликт с Японией и Англией на Тихом океане.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-43.html
Цит. по: Сапожников Б. Г. Китай в огне войны. 1931–1950. М., 1977. С. 14.:
[Spoiler (click to open)]Военным советником при Чан Кайши в Нанкине состоял майор японской разведки Еремити Судзуки, входивший в «исследовательскую группу по Китаю». Находясь в Токио осенью 1927 г., Чан Кайши установил с его помощью тесные связи с начальником японской военной разведки генералом Иванэ Мацуи.
В состоявшихся беседах с Чан Кайши Е. Судзуки и И. Мацуи предлагали гостю содействие в противоборстве с КПК. Взамен они хотели заручиться его одобрением идеи японской аннексии Маньчжурии и Монголии.
Чан Кайши, отвечая Судзуки, поддержал, по существу, японскую позицию. «Да, действительно, — говорил он, — в правительстве и руководстве Гоминьдана имеются противники политики Японии в Маньчжурии и Северном Китае. Недовольны действиями Японии и другие страны, заинтересованные в сотрудничестве с Китаем. Антияпонские настроения в народе также растут. В этих условиях Япония должна действовать осмотрительно. Однако у китайского правительства, учитывая угрожающее положение, создавшееся в связи с активностью Коминтерна, коммунистов и их вооруженных банд, нет иного выбора, как расширить рамки сотрудничества с Японией»[46]. Японские стратеги рассчитывали на содействие Чана в «мирной» колонизации северных районов Китая.
Члены «исследовательской группы по Китаю» имели тесные связи с премьер-министром Танака. Японские друзья устроили встречу Чан Кайши с Танака. В ходе беседы они прежде всего затронули тему китайско-японских отношений.

Танака. Ваше превосходительство должно прежде всего консолидировать Вашу базу в Нанкине и объединить райоцы южнее Янцзы. Почему, Ваше превосходительство, Вы показали бессилие в отношении завершения Северного похода?
Чан Кайши. Цель китайской революции — добиться объединения всей страны. Мы не можем позволить повторить ошибки тайпинов в XIX в. Завершение Северного похода чрезвычайно важно для нас. Без единого Китая не может быть мира в Азии. Для Китая подобная ситуация весьма опасна, не может она быть выгодной и для Японии
...Чан, требовавший ликвидации системы неравноправных договоров, учитывал подъем антиимпериалистического движения в стране. В то же время эти шаги вписывались и в усилия по втягиванию в конфликт с Японией других капиталистических держав. Сможет ли Нанкинское правительство противостоять революционным силам в Китае? Сумеет ли оно устоять перед усилившимся давлением Японии? Положительный ответ на эти вопросы связывался в политических кругах США и других государствах Запада с поддержкой этого правительства. Чан Кайши вскоре ощутил последствия своей женитьбы как акции, укрепившей его внешнеполитические позиции. США, а вслед за ними и другие государства пошли на ряд уступок Нанкинскому правительству, что должно было способствовать росту авторитета Гоминьдана и самого Чана. За Китаем было признано право на «таможенную автономию». Был заключен договор с США о новых таможенных тарифах (25 июля 1928 г.).
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-46.html
[Spoiler (click to open)]Призывы же Чан Кайши к отказу от неравноправных договоров, прежде всего от права экстерриториальности, не встретили понимания среди ведущих государств капиталистического мира.
Чан пытался создать впечатление, будто он глубоко предан заветам Сунь Ятсена. ЦИК одобрил его предложения об учреждении законодательного, исполнительного и контрольного органов власти. Он демонстрировал желание к сотрудничеству и с левыми и с правыми силами, от него шли телеграммы к Ван Цзинвэю, Сун Цинлин, хотя Чан, видимо, знал, что на эти послания в то время ответа не будет.
Из 18 членов Госсовета, возглавляемого Чан Кайши, семь были милитаристами, в их числе Фэн Юйсян, Янь Сишань, Чжан Сюэлян.
Чжан Сюэлян был приглашен для участия в высших органах гоминьдановского правительства. Чан Кайши просил его поднять 10 октября 1928 г. над своей резиденцией гоминьдановский флаг. Чжан принял предложение о своем участии в Госсовете, но поначалу медлил с ответом по поводу подъема флага. 29 декабря маршал объявил о своей приверженности трем принципам Сунь Ятсена и признал власть гоминьдановского правительства. В трех провинциях, находящихся под его контролем, взвился гоминьдановский флаг.

Меропы

Феопомп: В древности особенно популярно было содержавшееся в VIII книге описание сказочной страны Меропиды. Это — одна из древнейших социальных утопий в мировой литературе.
http://www.sno.pro1.ru/lib/lurie/115.htm
Меропи́да (др.-греч. Μεροπίς) — в греческой мифологии жительница острова Кос в Эгейском море, дочь Евмела, внучка царя Коса Меропа, сестра Агрона и Биссы.Источники Править
Антонин Либерал. Метаморфозы. 15.
Псевдо-Гигин. Астрономия. 2. 16.
Ссылки Править
Ulrich Hoefer. Agron 1. // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft (RE). — Stuttg., 1893. — Bd. I,1. — S. 903.
Меропида, её брат Агрон и сестра Бисса возделывали поля и собирали богатые урожаи, потому что любили и умели работать. Из всех богов они почитали лишь Гею, не признавали других божеств и никогда не посещали посвящённые им праздники. Когда Меропиду и её сестру Биссу попросили принести жертву богине Афине, Агрон ответил за сестёр, что это было бы неуместно, так как богиня сероглаза, а у его сестёр чёрные глаза. Кроме того, по его словам, сова (а Афина, считалось, обладала совиными глазами) всегда была для него птицей неприятной. Когда их пригласили на праздник Артемиды, он сказал, что презирает богиню, которая бродит по ночам. Когда же разговор пошёл о почитании Гермеса, он заявил, что не уважает бога, который был вором.
Афина, Артемида и Гермес из-за такой непочтительности были очень злы на него и всю их семью. Однажды вечером они, приняв человеческое обличие, постучались в дом к Евмелу и его детям, поздоровались, представились пастухом с дочерьми и пригласили Евмела и Агрона на праздник, посвящённый Гермесу. Дочерей же просили прийти в священную рощу на ритуалы в честь Афины и Артемиды. Меропида на это ответила презрительно и была превращена в домового сыча, а Бисса обратилась в чайку. Агрон, бросившийся на Гермеса с вертелом, был превращён им в ржанку. Евмел же, наблюдавший за всем этим, проклял Гермеса и превратился в ушастую сову.
________
Лот.
https://nash0l.livejournal.com/72418.html
https://nash0l.livejournal.com/73604.html
https://nash0l.livejournal.com/65451.html
https://nash0l.livejournal.com/44374.html
Меропы в грузинском фольклоре -месопы?
http://mifolog.ru/books/item/f00/s00/z0000045/st025.shtml
Майотида, метэки, меоты, майорес минорес...
Как и многие острова греческих архипелагов, Кос упоминается в легендах Древней Греции. Одна из них связана с Гераклом.
Когда Геракл возвращался из-под Трои, жена Зевса Гера, которая ненавидела его, устроила страшную бурю, желая потопить корабль Геракла. Чтобы Зевс не пришёл на помощь сыну, она уговорила бога сна Гипноса усыпить его. Буря принесла корабль к Косу, жители которого решили, что это судно пиратов, и бросали в него камни, не давая пристать к берегу. Ночью Геракл высадился на острове, убил его царя и разрушил все, что мог. А Зевс, проснувшись и узнав обо всем, повесил Геру между небом и землёй, привязав к её ногам тяжёлые наковальни.

Это наверное ещё Гефест Зевс, ср месопы

возможно, сначала речь шла о внешних малой Азии островах типа Додеканеса:
[Spoiler (click to open)]Прокл Диадох (412-485 гг. н.э.) рассказывает о некоем острове во Внешнем море, на котором живут и меропы. В этом ссылается на какого-то авгура Марцелла (I век до н. э.), писавшего в «Эфиопике»: «… То, что остров такого характера и размеров некогда существовал, явствует из рассказов некоторых писателей, которые исследовали окрестности Внешнего моря. Ибо, по их словам, в том море в их время было семь островов, посвящённых Персефоне, и также три других острова огромных размеров, один из которых был посвящён Плутону, другой Аммону, а затем Посейдону, размеры которого составляли тысячу стадиев (180 км); и жители их сохранили предания, идущие от их предков, о неизмеримо большем острове Атлантиде, которая действительно существовала там и которая в течение многих поколений правила всеми островами и точно так же была посвящена Посейдону. Ныне Марцелл описал это в „Эфиопике“…» (Цит. за: [Воронин А. Реконструкция одной географической карты из коллекции Кабреры: Заатлатический континент Меропия историка Феопомпа как древнейшее отражение о Двух Градах // Жуков А. Камни Ики. Наследие невозможной цивилизации. – М. : Вече, 2011. – http://old.lah.ru/text/voronin/meropiya.htm]).

В свою очередь, в зафиксированной Клавдием Элианом (конец ІІ – начало ІІІ в. н.э.) в «Historia varia (Пёстрые рассказы)» (3 кн., 18 гл.) заметке говорится о том, что живший в Афинах греческий философ и историк Феопомп из Хиоса (род. 380 г. до н.э.), друг Александра Македонского и современник Платона (!!!), умерший в Египте, куда его для создания Александрийской библиотеки пригласил Птолемей, описывает разговор фригийского царя Мидаса с полубогом Силеном, в котором тот рассказывает Мидасу, что «Европа, Азия и Африка являются островами, окруженными со всех сторон океаном». Вне этого мира есть еще остров со многими жителями и городами: «… F75(c) Феопомп описывает встречу Мидаса Фригийского и Силена. Этот Силен был сыном нимфы, по своей природе ниже бога, но посильнее человека, поскольку, конечно, он был бессмертен. Они обсуждали друг с другом многие вещи, и, в частности, Силен поведал Мидасу следующую историю. Он сказал, что Европа, Азия и Ливия были острова, вокруг которых Oкеан течет по кругу. Только один континент находится вне этого мира. Он описывает его площадь как необъятную. На нем водятся животные большого размера, да и люди там вдвое больше ростом, нежели здесь. И продолжительность их жизни не та же самая, как у нас, но длиннее тоже в два раза. Они имеют много крупных городов и своеобразный уклад жизни. Законы, устроенные для них, противоположны тем, к которым привыкли мы. Он сказал, что там есть два крупнейших города, не похожих друг на друга вообще. Один из них называется Военград, другой Святоград (Махим, от греч. machimos – «воинственный», другой — Евсебес, от греч. eusebes – «благочестивый», – О.Г.). Жители Благочестия пребывают в мире и изобилии. не пашут и не сеют, получая плоды земли без плугов и быков. Они отличаются хорошим здоровьем, никогда не болеют и умирают в смехе и радости. Они настолько однозначно справедливы, что даже боги не брезгуют часто их посещать. Жители же Военграда чрезвычайно воинственны. Рождаясь во всеоружии, они подчиняют своих соседей. Этот город управляет многими народами. Там жителей не меньше двух миллионов (вариант: не меньше двухсот мириад, т.е. десять тысяч, – О.Г.). Они умирают после того, как заболевают на всю оставшуюся жизнь, но редко; большинство из них погибают, сраженные камнями или дубинами. Их не ранит железное оружие. Они имеют золота и серебра столько, что золото дешевле для них, чем железо для нас. Силен сказал, что они [Военщики] один раз выступили, чтобы перейти на наши острова. Они пересекли океан с мириадами тысяч людей и пришли к гипербореям. Когда они узнали, что это были счастливейшие из всех народов нашего мира, они стали презирать нас, как влачащих жалкую жизнь и по этой причине пренебрегли идти дальше. И он добавил еще более удивительную вещь. Некоторые люди, так называемые меропы, живут среди них во многих крупных городах, а в отдаленнейшей части их земли есть место, называемое "Возврата нет" (Аностон, – О.Г.). Оно как пропасть, покрытая ни тьмой, ни светом, и воздух висит над ней, смешанный с чем-то мутно-красным. Две реки текут вокруг этого места: одна называется рекой удовольствия, другая печали. Деревья размером с высокие платаны растут рядом с этими двумя реками. Деревья у реки печали приносят плод следующего свойства: если кто-нибудь попробует его, он проливает так много слез, что угасает всю свою жизнь в стенаниях и так умирает. С другой стороны, деревья, которые растут на берегу реки удовольствия, несут противоположного рода. Любой, кто отведает его, освобождается от всех прежних забот. Даже если он любил кого-либо, об этом он тоже забывает; и он понемногу молодеет. Он восстанавливает ранние, былые фазы своей жизни. Он теряет старость и возвращается к расцвету сил, потом вступает в юношеский возраст, потом становится мальчиком, потом младенцем и после исчезает. Пусть этому верят, если хиосцу можно доверять вообще, когда он рассказывает истории. Я думаю, что он умный рассказчик в этой и других вещах помимо того» [Феопомп. Приложение В. Свидетельства и фрагменты // Симпосий. – 2015. – 11.01. – http://simposium.ru/ru/node/12753; ср.: Элиан, «Пёстрые рассказы» III 18. –
Возможно, в этом контексте верна следующая догадка: «… Если внимательно проанализировать текст Маркелла (Марцелла, – О.Г.), то можно увидеть, что и здесь есть противопоставление двух островов Плутона (темного, подземного) и Аммона (светлого, наземного), что можно говорить о противоречиях между лунными (жреческими) и солнечными (царскими) династиями… Немецкий историк античности Роберт Пёльман (1852-1914) предположил, что Меропия могла быть союзом самостоятельных государств городского типа или единым большим государством. Скорее всего, Феопомп выразил здесь свой собственный общественный идеал. Но, так как старинное государство городского типа было уже давно отжившим институтом в эпоху Феопомпа, поэтому можно допустить последнее [Пёльман Р. История античного коммунизма и социализма. СПб., 1910. С. 312]…» [Воронин А. Реконструкция одной географической карты из коллекции Кабреры: Заатлатический континент Меропия историка Феопомпа как древнейшее отражение о Двух Градах // Жуков А. Камни Ики. Наследие невозможной цивилизации. – М. : Вече, 2011. – http://old.lah.ru/text/voronin/meropiya.htm].

Потом перенесли на внешний континент.
Само слово «мероп» (meropos) означает «смертный» и происходит от «мерос» (meros) – «часть, доля» (т.е. «меропс» – «тот, кому отмерена доля, участь (умереть, например; ср. с тем же коренем в слав. «смерть»)» (не следует путать с омонимом «меропия» – «неполное потемнение зрения», греч. meros – «часть», ops – «зрение»).
Сп месопы опять же.
[Spoiler (click to open)]… Авраам Норов (1795-1869) пишет в своем исследовании: «Слово: Меропес (человек), кажется, указывает на страну людей по превосходству, или людей первобытных; это, по выражению Рудбека, «Manheim, vera Japheti posterorum sedes ac patria» [Норов А.С. Исследования об Атлантиде // Атлантида: проблемы, поиски, гипотезы (Магия Атлантиды). Вып. 1. М., 1999. С. 152]. Французский ассириолог Франсуа Ленорман (1837-1883) сообщает, что выражение µ;;;;;; ;;;;;;;; означало «люди, спрыгнувшие с Меру», или «порожденные горой Меру». Ленорман уточняет: «Священное слово µ;;;;;;, употребляемое греками для обозначения человечества, могло изначально приписываться им не из-за того, что они владеют артикуляционной речью, а из-за того, что признано их происхождение с Меру. Такое объяснение, вследствие которого надо отнести название священной горы к древнейшему периоду арийского единства, горы, которая признавалась прибежищем богов и местом зарождения человечества, подтверждается вполне определенно наличием мифов, в которых меропов признают особым автохтонным населением, существовавшим в наидревнейшие времена. Они жили счастливо и были отмечены долголетием, ими правил царь Меропс, о котором иногда говорят, что он спас их от потопа, подобно Йиме иранцев, собрав их вокруг себя под укрытие от вод, и все они избегли гибели. Этот миф обычно связывают с островом Кос, который и носит названии Меропеис, Меропис, или Меропе. Но и об острове Сифнос говорят, что он называется Меропиа по аналогичной традиции, а Страбон говорит о сказочной области Меропис, которую описал Феопомп, и которая, как кажется, находилась вблизи страны гиперборейцев. Имя Меропс дается также и царю Эфиопии, наиболее набожному и справедливому из числа людей. Он был мужем Климены, матери Фаэтона и, соответственно, жил раньше катастрофы «всесгорания» вселенной, которая, как часто говорят, истребила первую расу людей, живших в Золотом веке. Это же имя дается и царю-пророку Риндакоса в Мисии, которому было присвоено и имя Макар, или Макареус, – «счастливый». Все это показывает, что мифы о рае, связанные с Меропе, относились лишь к острову Кос, но были известны и в других местах греческого мира и локализовались не в одном месте» [Уоррен У.Ф. Найденный рай на Северном полюсе. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. С. 178-180]…» [Воронин А. Реконструкция одной географической карты из коллекции Кабреры: Заатлатический континент Меропия историка Феопомпа как древнейшее отражение о Двух Градах // Жуков А. Камни Ики. Наследие невозможной цивилизации. – М. : Вече, 2011. – http://old.lah.ru/text/voronin/meropiya.htm].
Меропа Европа, гора зиккурат башня вавилонская
Макар и Родос, телята и Гелиос
https://nash0l.livejournal.com/34386.html
https://nash0l.livejournal.com/72664.html
Иесон огненная колесница и Фаэтон+ Илия, Тантал Плутос Сисиф и Одиссей Лот Гермес Локи Сырдон Сосруко Автолик, Флегий и Прометей и т.д.тл.
[Spoiler (click to open)]Да, античная мифология знает несколько персонажей с именем «Мероп». Так, Меропом был владыка острова Кос (в Южных Спорадах), названного так в честь его дочери, превращенной в краба (изображение его чеканилось на монетах острова). Считается, что Мероп первым начал поклонятся богам (Климент, «Протрептик» 44, 1), что, наверно, и отразилось в первонаальном значении его имени как «отделяющий часть для жервоприношений». Когда Артемида убила его жену нимфу Эвменею (Эфимию), а Персефона унесла её тело в царство мертвых, он пожелал покончить жизнь самоупийством, но Гера превратила его в каменного орла, а затем – в созвездие Орла (Гигин, «Астрономия» II 16, 1).

Поражает, что его сын имел имя Эвмел, т.е. такое же, как и брат-близнец Атланта. Его дети Бисса, Меропида и Агрон отвергали пиры и праздники богов. Тогда в их дом явились Гермес, Афина и Артемида и превратили всех в птиц (Меропида – в сову, Бисса – в чайку, Агрон – в ржанку). Также Гермес превратил Евмела в ночного ворона (Антонин Либерал, «Метаморфозы», 15).

Жители острова Кос в его честь назывались меропами. Они погибли от геноцида, устроенного им Гераклом. По преданию, когда Геракл возвращался из-под Трои, жена Зевса Гера, которая ненавидела его, устроила страшную бурю, желая потопить корабль Геракла. Чтобы Зевс не пришёл на помощь сыну, она уговорила бога сна Гипноса усыпить его. Буря принесла корабль к Косу, жители которого решили, что это судно пиратов, и бросали в него камни, не давая пристать к берегу. Ночью Геракл высадился на острове, убил его царя и разрушил все, что мог. А Зевс, проснувшись и узнав обо всем, повесил Геру между небом и землей, привязав к её ногам тяжелые наковальни. Таким образом, события гибели косских меропов сопровождались ужасными катаклизмами (бури, падение камней, «небо шатается» и др.). В схолиях к Пиндару сказано: «… Геракл в своем натиске на меропов, которые будто бы жили на острове Косе, был подобен не огню, не ветру, не морю, но молнии грозовой (Is namque Herculis impetum adversus Meropas, qui in insula Cos dicuntur habitasse, non igni nec ventis nec mari sed fulmini dicit similem fuisse, ut illa minora, hoc par esset)» (Квинтилиан, «Двенадцать книг риторических наставлений», VIII, 6, 71, – [M. Fabii Qvintiliani. Institutio Oratoria. Liber Octavus //
Но, видимо, все же, некоторые меропы спаслись – те, которые были в эмиграции на упомянутом Феопомпом (и Силеном) острове во Внешнем море, собственно потому и называемом некоторыми исследователями Меропией (Меропидой).

Сыном Меропа и отцом Меропы был герой Пандарей («Всемужественный»). Известен он как похититель из храма Зевса на Крите сторожившей его золотой собаки, которую он передал Танталу и Плутосу на сохранение. Когда он явился в Сипил и попросил собаку обратно, Тантал поклялся Гермесу, что не брал. Когда Зевс потребовал обратно похищенное, Пандарей бежал в Афины, а оттуда в Сицилию, где и погиб, с женой – ореадой (горной нимфой) Гармофоей. Зевс превратил Пандарея в камень. Дочери его Меропа и Клеодора (либо Камиро и Клития), оставшись сиротами, были воспитаны Афродитой и получили божественные дары от Афины, Геры, Артемиды и самой Афродиты. Но эринии, восстановительницы законов природы, послали на девушек, высоко одаренных красотой и добродетелями, гарпий и преследовали их до смерти. Этот эпизод упомянут в «Одиссее» (XX 66-78), однако имена там не названы.

Также Меропой (;;;;;;; Merope) называлась одна из Плеяд и Атлантид – дочерей океаниды Плейоны и титана Атланта (Гесиод, «Перечень женщин», фр.169 М.-У). Она была единственной из сестер, которую выдали замуж за смертного (!) – коринфского царя Сизифа, родившая ему сыновей Главка (о нем см. ниже) и Алма (эпоним Альмоны / Ольмоны в Орхомене и родоначальник местных царей – Миния и Флегия и прадед Асклепия)) (Псевдо-Аполлодор, «Мифологическая библиотека» I 9, 3; III 10, 1; Гигин, «Астрономия» II 21, 3). Из-за этого Меропа сама стала смертной. После заточения Сизифа в Аиде она стала женой Климена и родила Фаэтона (Гигин, «Мифы», 154) – причину ужасного катаклизма на земле («мирового пожара»). После помещения Плеяд на небо Меропа стала самой тусклой и незаметной звездой в астеризме, ибо стыдится, что имела смертного мужа (Псевдо-Эратосфен, «Катастеризмы» 23; Овидий, «Фасты» IV 175; Гигин, «Мифы» 192).

Её потомок (от Хрисы, дочери её сына Алма) царь Флегий вместе со своим народом флегийцев, при попытке захватить святилище в Дельфах, погибли, пораженные Аполлоном молниями, землетрясениями и моровой язвой. Т.е. и здесь потомки Меропы гибнут от катаклизма. В подземном царстве Флегий был осужден на вечную казнь – сидеть под скалой, готовой каждую минуту обрушиться. Также в Аиде его терзает вечный голод и его там встречает Эней (Павсаний, «Описание Эллады» IX 36, 3; Стаций, «Фиваида» I 714; Вергилий, «Энеида» VI 619-620).

Дочь Флегия Коронида от Аполлона родила бога врачевания Асклепия (Павсаний, «Описание Эллады», II 26, 7), но была убита им (или Артемидой) тучей стрел (Овидия, «Метаморфозы», 2, 605). Когда тело женщины сжигали на костре (при этом сожжении ворон, до того носивший белые перья, навсегда почернел от копоти костра), Аполлон (или Гермес) извлек из её чрева младенца Асклепия (это имя и значит «вскрытый») и отдал его на воспитание кентавру Хирону (Пиндар, «Немейские песни» III 54) (ср. с распространенным мифологическом мотивом о герое, рожденном мертвой матерью!). Именно прибыв на остров Кос к меропам (!!!), он раскрыл людям впервые свой талант к врачеванию и воскрешению людей (Тацит, «Анналы» XII 61). Бог смерти Танатос, лишившись добычи, пожаловался Зевсу на Асклепия, нарушавшего мировой порядок. Зевс согласился, что, если люди станут бессмертными, они перестанут отличаться от богов. Своей молнией громовержец поразил Асклепия. В ответ Аполлон отомстил за смерть сына, перебив циклопов, сковавших эту молнию Зевса. Сам Асклепий стал созвездием Змееносца («Офиухос»; не считается зодиакальным созвездием, но Солнце находится в нём с 30 ноября по 17 декабря).

Сын Флегия и брат Корониды – Иксион царь фессалийского племени лапифов (Гомер, Илиада» XIV, 312), совершивший на земле первое убийство родича (Эионея, отца его невесты Дии), впервые впавший в безумие и затем прошедший впервые ритуальное очищение. Зевс наделил его бессмертием, но на пиру у богов Иксион попытался домогаться Геры. Зевс вместо Геры предоставил ему её образ из облака (богиню Нефелу-«Облако») и у них родилось дикое поколение кентавров (или герой Кентавр). За бахвальство об овладении Герой Зевс привязал змеями Иесиона к огненному колесу и ветры понесли его вдоль поднебесья (ср. с мифологическим мотивом гибели героя от огненного или железного колеса!).

Сын Иксиона Пирифой (Перифой), справляя свадьбу с Гипподамией, пригласил на пиршество кентавров, как родственников невесты, а также всех богов, кроме Арея, и тот разгневался (сравни с сюжетом забытия пригласить на ритуальное пиршество индоарийского воинственного бога Рудру!). Впервые выпившие вина, кентавры набросились на женщин, но получили решительный отпор от Пирифоя, Тесея и других лапифов («хвастунов»-великанов) и были изгнаны далеко на север. Овдовев, Пирифой с другом Тесеем решили по совету Зевса похитить из Аида Персефону. Когда они спустились в царство мёртвых, Аид пригласил их сесть на трон Леты, и они к нему приросли, их удерживали своими кольцами драконы. Эринии повергли их и долго терзали. Согласно Паниасиду, они не прикованы, но их кожа приросла к скале. Герои оставались там до прихода Геракла, который смог освободить только Тесея, а Пирифой так и остался заточенным в царстве мертвых. Геракл хотел вывести и его из Аида, но земля затряслась, и Геракл его оставил. Его держит 300 цепей. В Аиде его хотел увидеть Одиссей.

Сын Пирифоя и Гипподамии Полипет (Полипиотис) уже был обычным ахейским героем Троянской войны, возглавлял флот некоторых фессалийских городов («лапифов»), и, в частности, сидел в «Троянском коне». По пророчеству провидца Калханта он поселился в Памфилии и вместе с Мопсом основал город Аспендос (ныне Серик 35 км от Антальи).

Меропой, живущей на острове Хиос, также называлась дочь царя острова Энопиона и внучка Тесея и Ариадны. К ней сватался умевший ходить по морю, как по воде великан Орион, сын Посейдона, но неудачно, – отец девушки затягивал с ответом (по одной из версий, физическим отцом Ориона был сам Энопион («Первый Ватиканский мифограф», I 32, 1-2)). Тогда Орион изнасиловал её, за что был ослеплён (Псевдо-Аполлодор, «Мифологическая библиотека», I 4, 3). Позже Орион прозрел, но Посейдон укрыл Энопиона в подземном доме, построенном Гефестом. Орион неистово со своим псом преследовал Плеяд-Атлантид и их мать Плейону и за это был превращен в созвездие Ориона (а его собака – в созвездие Большого Пса) после того, как был убит стрелой Артемиды за то, что пытался изнасиловать на Делосе её жрицу – гиперборейку (!) Опиду (на Хиосе рассказывают версию о любви Ориона и Артемиды и гибели героя от укуса скорпиона, которого наслала на них Гея). Именно при попытке воскресить Ориона Асклепий (!!!) и был убит молнией Зевса Секст Эмпирик, «Против учёных», I 262). Кстати, как и Асклепий, так и внуки Ориона (прозваны Короны, одновременно близнецы, и сыновья дочерей Ориона Коронид – Метиохи и Мениппы) родились из пепла умерших матерей (Овидий, «Метаморфозы», XIII 692-699)! Видимо, это был общий миф о рождении героя мертвой матерью, характерный для племен юго-восточных островов Греции!
По другой версии, Меропой Старшей называлась жена Энопиона Гелика, дочь Аэро. Сам Энопион («Винопийца») возглавил по приказу царя Радаманта заселение Хиоса выходцами из разных народов, научил разводить виноградную лозу.
Выходцем из Хиоса и был Феопомп, рассказавший о беседе Силена с Мидасом о заокеанском континенте, прозванном «Меропия»!

https://nash0l.livejournal.com/82331.html
https://nash0l.livejournal.com/73322.html
https://nash0l.livejournal.com/12898.html
https://nash0l.livejournal.com/66075.html
От месепов переход Месхи сп https://nash0l.livejournal.com/34386.html дух предков культы домовые черти бесы щуры чуры паразиты мыши лошади плюс https://nash0l.livejournal.com/9605.html
Алмасты и бигфут
Ср https://nash0l.livejournal.com/39799.html общность https://nash0l.livejournal.com/38914.html

Misinterpretation

Устные рассказы, касающиеся давно прошедших времен, естественно содержат больше легендарного, чем исторического материала; особенно это верно в отношении рассказов египетских гидов Геродота. Это не только фольклорный материал, но часто плоские выдумки для объяснения того или иного памятника. Так, например, картина, изображающая фараона, триумфально шествующего по головам своих врагов, трактуется (II, 107) как изображение Сесостриса, бегущего из горящего дома по мосту, образованному телами его сыновей.
http://www.sno.pro1.ru/lib/lurie/112.htm
Грейвс+

Чан Кайши, 2

https://nash0l.livejournal.com/84623.html
Ван Цзинвэй, как земляк Сунь Ятсена (из провинции Гуандун), имел преимущества перед другими кандидатами. Актер.
Сторонники Ван Цзинвэя напоминали соратникам по партии: их лидер стоял рядом с Сунь Ятсеном у колыбели общества «Тунмэнхуэй» в 1905 г. Популярность Вана была действительно высокой — ведь за подготовку террористического акта в 1909 г. против маньчжурского принца-регента его приговорили к пожизненному заключению.
От политиков различных мастей можно было услышать тот или иной вариант легенды о подвиге Ван Цзинвэя. Когда бомба, брошенная террористом, не взорвалась, Вана схватили и утром должны были казнить. Дальнейшее развитие событий имело две версии. Согласно одной, Ван бежал с помощью подкупленной стражи, но, заблудившись в лабиринтах дворца, угодил в спальню императрицы… Утром он получил полную свободу. Другой вариант подчеркивал как великодушие, так и бескорыстие императрицы. Она увидела с балкона, как красавца вели на казнь; сердце повелительницы дрогнуло. Тотчас же был отдан приказ расковать узника. Ван вышел на свободу, сопровождаемый высочайшим напутствием: «Иди и плоди себе подобных!» Ван, естественно, отвергал легенды, распространяемые злыми языками, и говорил: «Двери тюрьмы мне открыла революция». Он был близок к Сунь Ятсену, располагал значительным состоянием, многие окружающие считали его баловнем судьбы.
Ван Цзинвэй публично выступал за связи с Советским Союзом, считался даже левым, но окружавшим было ясно: у него нет каких-либо четких политических принципов.
Другой претендент на лидерство в партии — Ху Ханьминь известен был как один из последователей Сунь Ятсена в области теории и революционной деятельности. Ху оказывал Сунь Ятсену до революции содействие через гонконгскую газету, которую редактировал в то время, снискал славу ученого, длительное время был секретарем Сунь Ятсена.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-23.html
1903–1906 гг. Ху Ханьминь учился в Японии, где изучал право, политику, экономику, там он познакомился с новейшими течениями политической и экономической мысли на Западе, приобщился к деятельности «Тунмэнхуэй» и уделял, в отличие от Чан Кайши, большое внимание мировоззренческим проблемам. Молодой теоретик пропагандировал идеологию Гоминьдана и в качестве наиболее важной ее черты — национализм, что вытекало из борьбы с маньчжурским господством. Вместе с тем у него, как и у других претендовавших на роль теоретиков революции мыслителей, проявился идеалистический, в немалой степени наивный подход к партийному строительству. Гоминьдан, как утверждал Ху Ханьминь, основан на «любви» и «честности». С энтузиазмом он выступил против сторонников «просвещенного абсолютизма», с централизованной деспотией он связывал все невзгоды своих соотечественников («яд деспотии скопился в центре»). Чан Кайши
Чан Кайши сделал ставку на Ван Цзинвэя. Изоляции Ху Ханьминя способствовало немало причин. «У него есть один недостаток, — говорил о Ху Ханьмине М. М. Бородин. — Если он о чем-нибудь узнает, то об этом узнают его приятели, а затем и англичане — и все провалится». Нелестную характеристику Ху Ханьминю давал и один из твердых последователей Сунь Ятсена Ляо Чжункай (Ху Ханьминь — «дурак и баба
...
Самым главным оплотом империализма в Китае вообще и в особенности в Гуандуне, — писал М. М. Бородин, — являются не милитаристы, а земельные отношения, отсталые средневековые отношения...примирения Чжан Цзолиня и У Пэйфу. Перед этой коалицией, опиравшейся на поддержку Японии, Англии, США, Франции и Италии, национальная армия Фэн Юйсяна не смогла устоять. Разгул милитаризма, реакции привел к расстрелу 18 марта 1926 г. мирных демонстрантов в Пекине, шедших под антиимпериалистическими лозунгами.
Через два дня после пекинской трагедии начался мятеж в Гуанчжоу. Его острие направлялось против коммунистов и советников. Заговор готовился давно: 9 марта 1926 г. Чан Кайши созвал совещание доверенных лиц, где и было принято решение о мятеже. Успех левых после II съезда Гоминьдана (январь 1926 г.) встревожил Чана. Треть делегатов съезда — коммунисты! Еще одна треть — под их влиянием! В ЦИК Гоминьдана укрепляла свои ряды оппозиция. Среди 36 членов ЦИК к оппозиции примыкало 16, а семеро были коммунистами. Видное место в оппозиции занимали вдова Сунь Ятсена Сун Цинлин, ее брат Сун Цзывэнь, вдова убитого Ляо Чжункая Хэ Сяннин.https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-26.html
в ноябре 1925 г., у усыпальницы Сунь Ятсена в храме Биюньсы в Сишаньских горах под Пекином состоялась Сишаньская конференция. Участники провозгласили эту конференцию 4-м пленумом ЦИК Гоминьдана. Казалось, что в преддверии II съезда Гоминьдана в партии преобладали коммунисты и левые. Но здесь, в Сишаньских горах, слышались призывы к исключению Ван Цзинвэя из партии, изгнанию из страны Бородина как представителя Коминтерна, выводу из партии коммунистов и т. д. Влиятельные в Гоминьдане силы провозгласили лозунг «Долой союз с КПК, с СССР!». Сишаньскую встречу приветствовали Дай Цзитао и другие известные гоминьдановцы. Достаточно громко раздавался в оппозиции голос Сунь Фо. Сын Сунь Ятсена не унаследовал от своего отца приверженность идее единого фронта. Политическое лицо Сунь Фо определяли его связи с компрадорскими кругами, с Гонконгом, его обласкали «жирные коты», ворочавшие гигантскими состояниями. Крупные дельцы содействовали возвышению Сунь Фо, который, будучи членом гуандунского правительства, возглавил, по существу, блок правых в ЦИК Гоминьдана. Сунь Ятсен не раз требовал суда над своим сыном за казнокрадство, но дело прекращали из-за уважения к отцу.???
Правое крыло не отличалось однородностью, здесь помимо сторонников Сунь Фо отстаивали свои позиции хозяева дельты реки Чжуцзян (Жемчужной) — их интересы защищал главарь полубандитских формирований Ли Фулинь. За спиной милитаристской клики Ли Фулиня стояли чиновники-бюрократы, землевладельцы-феодалы, все, кто потянулся за «Суньятсеновским обществом».
Одна из причин обострения обстановки — укрепление новой власти в Гуандуне, за чем последовало введение упорядоченного сбора налогов. Нередко НРА стремилась уравнять себя в правах на землю с представителями дореволюционной феодально-помещичьей и чиновнической бюрократии. К этому времени в Китае насчитывалось, согласно официальным данным, до 200 помещичьих владений по 10 тыс. му (му — 1/16 га) и более, до 30 тыс. владений свыше 1 тыс. му каждое. Милитаристы, вступавшие со своими войсками в какую-либо провинцию, считали, что приобретают право на лакомые куски. Крестьянин, ремесленник, мелкий торговец испытывали на себе двойной гнет: помещиков и милитаристов, ведь и те и другие порой умудрялись собрать налоги с населения за 10 лет вперед. Не отставали от них и генералы НРА. Когда правительство поставило под сомнение существующую систему сбора налогов, стало обдумывать меры по ее перестройке, разразилась политическая буря. Милитаристы, помещики, полиция (минтуань), различные акционерные компании не могли примириться с такого рода нововведениями. Любое покушение на их «право» безраздельного грабежа крестьянина они рассматривали как удар по священным для помещичьей бюрократии привилегиям. Обстановка в Гуанчжоу обострялась.
тот день, когда принималось решение о мятеже, коммунист Ли Чжилун, исполнявший обязанности командующего гоминьдановским флотом, получил от имени Чан Кайши приказ: крейсерам «Чжуншань» и «Баоби» встать для инспекции в док Вампу. Чан Кайши видел в Ли Чжилуне одного из достойных противников: это он, Ли, еще год назад осудил «Суньятсеновское общество» за антидемократическую деятельность, направленную на подрыв единого фронта. По телефону Ли получает новое указание: крейсеру «Чжуншань» быть готовым для инспекции. Ли Чжилун, не теряя времени, погрузил на крейсер отборную часть и позвонил Чан Кайши: крейсер готов. Впоследствии Чан Кайши, оправдываясь, ссылался на этот телефонный разговор: когда Ли сказал «крейсер готов», он-де воспринял это как подтверждение опасений относительно попыток похитить его. Свои прежние приказы по поводу «Чжуншань» Чан, конечно, отрицал.

Ли Чжилун был ранен в стычке и арестован. Под арестом оказались десятки коммунистов в самом городе. Войска мятежников окружили плотным кольцом место пребывания советских людей, охрана была обезоружена. Среди арестованных — 25 человек из кадрового состава военной школы. Вместе с ними был коммунист Чжоу Эньлай. Слухи о событиях в Вампу еще не распространились по городу, а штаб профсоюзов подвергся нападению, лидеры арестованы, рабочий стачечный комитет и его пикеты разоружены, все вооружение изъято, деятельность комитетчиков парализована. Мартовские события застали коммунистов врасплох, в их рядах готовы были возобладать панические настроения, многие из них были в замешательстве: ведь против них выступил генерал, которого они считали «левым».
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-27.html
Оружие оказалось в руках сторонников Чана. В сельских районах, где хозяйничали шэньши, полиция зверски расправлялась с крестьянскими вожаками. Правые в Гоминьдане активно распространяли слухи, будто выступление Чан Кайши было ответом на заговор коммунистов с использованием крейсера «Чжуншань»....тех событиях много интересного рассказал военный советник А. И. Черепанов. Некоторые приведенные им детали представляют особый интерес. Было 3 часа ночи 20 марта, когда Чан Кайши приказал тотчас же найти комкора Чжу Пэйдэ. Чжу явился в 4 часа. Чан Кайши поставил его в известность о решении совещания доверенных ему командующих подразделениями и предложил Чжу присоединиться к выступлению. Чжу не дал согласия и отправился к военному министру Тань Янькаю.
В 5 часов утра Чан Кайши, несмотря на ночные переговоры, держал речь перед войсками гарнизона...коммунисты...они-де захватили канонерки и решили восстать против Гоминьдана. Необходимо наказать их. Списки коммунистов, подлежащих аресту, были составлены заранее. Утром коммунисты 2-й дивизии и флота оказались в кандалах... визит отказавшегося от участия комкора 2 к Чжу Пэйдэ и военного министра Тань Янькая. Чан, видимо, понял, что переоценил силы мятежников, возможность поддержки армейского руководства. Уже вечером 20 марта он бил себя в грудь, пытаясь теперь доказать — уже советским представителям — свою невиновность: все, мол, было совершено помимо его воли, он готов извиниться. Арестованных освободили. Да, возможно, он в своих действиях выходил из допустимых рамок. Но это объяснимо, ведь переработал, нервы ни к черту. Его жизнь оказалась в опасности, а ее необходимо сохранить для революции. И Чан Кайши, сославшись на плохое самочувствие, отошел, хотя и на короткое время, от дел.Гоминьдан не располагал рычагами, способными поставить на место властолюбивого генерала, и заговорщикам все сошло с рук. Более того, генералу удалось оказать нажим на коммунистов, поставить их перед выбором: либо уступки, либо выход из Гоминьдана. Коммунисты вынуждены были принять предъявленные им условия, которые во многом совпадали с требованиями Сишаньской конференции. Был устранен со своего поста глава гуанчжоуского правительства и один из оставшихся соперников — Ван Цзинвэй. Ему пришлось покинуть пределы страны — предстояла увлекательная поездка в Европу для «ознакомительных целей». Генерал Тань Янькай занял временно пост главы правительства. Но вся полнота власти фактически перешла к Чан Кайши. Позиции КПК в Гоминьдане, таким образом, значительно ослабли.https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-28.html
Чан Кайши нашел выход в балансировании между различными группировками в Гоминьдане.
1923 - погром коммунистов в Японии
15 мая 1926 г. на пленуме ЦИК Гоминьдана Чан Кайши осуждает попытки коммунистов разжечь борьбу против помещиков, предлагает специальную резолюцию «О приведении в порядок партийных дел». Резолюция направлялась на ограничение роли коммунистов в Гоминьдану и его организациях. Он потребовал предоставления полного списка лиц, совмещавших членство в КПК и в Гоминьдане: ведущие посты в Гоминьдане не должны были находиться в руках членов КПК. Пленум запретил КПК выдвигать своих членов на какие-либо руководящие посты в центральном аппарате Гоминьдана; им предоставлялось право занять не более одной трети должностных мест...Во время мартовских событий 1926 г. Чан Кайши сумел пристроить своих людей на влиятельные должности в Гоминьдане племянник Чэнь Цзимэя Чэнь Лифу, исполнявший обязанности секретаря Чан Кайши, был введен 20 марта 1926 г. в орготдел Гоминьдана. Чэнь Лифу основал Центральное бюро расследования и статистики (ЦБРС) орготдела ЦИК Гоминьдана. Этим было положено начало деятельности тайной службы Чан Кайши. ЦБРС внедряло своих агентов в колледжи, университеты, газеты, различные культурные учреждения. Управляющие гоминьдановскими газетами были прочно связаны с ЦБРС.
Другой племянник, брат Чэнь Лифу, — Чэнь Гофу пришел в орготдел Гоминьдана из тайного общества.

Чан Кайши преимущественное внимание уделяет верным ему подразделениям. Возглавляемый им самим 1-й армейский корпус, состоящий из выпускников Вампу, выделялся среди иных формирований боеспособностью, организованностью. Здесь преобладают земляки Чан Кайши — чжэцзянцы, в то время как большинство других подразделений состояло из уроженцев различных провинций.
1 июля 1926 г. гуанчжоуское Национальное правительство опубликовало манифест о Северном походе. Чан Кайши назначался главнокомандующим всеми выступавшими в поход войсками.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-29.html
После победы в Хунани и захвата Чанша он возглавил восточную колонну НРА, которая после освобождения Наньчана должна была двинуться к Шанхаю и Нанкину. Чан Кайши всегда помнил: то основная опора — в Шанхае. Северная колонна продвигалась в Центральный Китай к уханьскому трехградью — Учану, Ханькоу, Ханьяну...
Созванная в октябре 1926 г. в Гуанчжоу Всекитайская конференция Гоминьдана высказалась в поддержку Ван Цзинвэя. Главнокомандующий, находясь на фронте, не сумел противостоять такому политическому натиску. Как всегда, пригодился совет Чжан Цзинцзяна. Тот рекомендовал плыть по течению. 3 октября Чан направляет Ван Цзинвэю телеграмму, именуя его «своим братом», прославляя многочисленные достоинства своего соперника. На первый взгляд могло показаться, что Чан жалеет об отъезде «своего соратника» в Европу и печется лишь о том, чтобы тот вернулся на родину. В действительности телеграмма должна была усыпить бдительность противников, скрыть истинные намерения Чан Кайши. Главком обращается к своим наиболее доверенным людям с предупреждением: нельзя допустить возвращения Ван Цзинвэя. Чан Кайши не сумел скрыть своего твердого намерения остаться на посту председателя правительства. На октябрьской конференции возник вопрос: на какой правительственный пост возвратится Ван Цзинвэй? Делегаты начали отстаивать для изгнанника пост председателя. Это было уже слишком. На трибуну внесли на кресле парализованного Чжан Цзинцзяна. С большим трудом этот закулисных дел мастер сообщил оторопевшим делегатам волю Чан Кайши; он зачитал «только что доставленную телеграмму» главкома с возражениями против возвращения Ван Цзинвэя.
античанкайшистский характер резолюцию ЦИК Гоминьдана, заседавшего с 15 по 28 октября 1926 г. Документ осуждал попытки учредить единоличную власть в партии («избежать концентрации власти в руках одного лица»). Был отменен пост председателя Постоянного комитета ЦИК Гоминьдана. Предусматривалось исключение из партии любого официального лица, которое без санкции министерства иностранных дел вступит в дипломатические переговоры с империалистами. Это решение явно ограничивало возможности Чан Кайши в его флирте с западными державами. Новые министерские посты (труда и крестьянских дел) заняли члены КПК. Из девяти членов Постоянного комитета ЦИК Гоминьдана двое были представителями КПК.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-31.html
В письме ЦИК Гоминьдана ко всем членам партии говорилось о необходимости делать все, чтобы «предотвратить коррупцию и военную диктатуру», давалось в то же время разъяснение: подобного рода рекомендации не направлены против какой-либо личности либо группы
1 января 1927 г. правительство прибывает в Ханькоу. [Spoiler (click to open)]Насколько это правительство было левым, можно судить по политическому лицу фигур, отражавших интересы уханьской группировки. Территорию, где находилось правительство, контролировал милитарист Тан Шэнчжи, мечтавший свести счеты с Чан Кайши. Тан Шэнчжи прославился особым коварством. Он принимал гостя в уютном доме, усаживал его за хорошо накрытый стол, а после трапезы где-нибудь в саду спокойно убивал свою жертву выстрелом в упор. Тан, будучи хунаньцем, не доверял Чан Кайши, опирался на своих земляков, местные связи и родство, что, естественно, не устраивало главнокомандующего, предпочитавшего иметь дело с чжэцзянцами. «Он (Тан Шэнчжи. — В. В.), — писал советский вице-консул в Ханькоу А. В. Бакулин, — владеет землей в компании с несколькими буддийскими храмами и в то же время участвует в скупке земель с каким-то орденом миссионеров состоит акционером многих торгово-промышленных компаний, в том числе и компании по содержанию публичных домов в Чанша. Имеет свой пароход на Янцзы, дома и отели в Чанша».[34] Если у генерала Фэн Юйсяна в частях в роли «комиссаров» выступали христианские миссионеры, то в армии Тан Шэнчжи особым почетом пользовались буддисты. Таково было лицо покровителя левого крыла Гоминьдана.уханьском центре пользовались влиянием крупный земельный собственник Тань Янькай и получивший образование за границей друг Сунь Ятсена Евгений Чэн (Чэнь Южэнь), родиной которого была английская колония Тринидад. Сын Сунь Ятсена, Сунь Фо, хотя и придавал респектабельность правительству, на деле смотрел на политику как на источник обогащения. Брат Сун Цинлин представлял в правительстве деловые круги США. Один из министров — Сюй Цянь (Джорж Сюйчан) был и до революции вице-министром. Разношерстная толпа политиков, от милитаристов до дельцов-авантюристов, скорее по воле случая, оказалась в одной лодке и плыла по течению, нежели контролировала события. Примыкал к ней и революционно настроенный представитель национальной интеллигенции Дэн Яньда.

Главнокомандующий с неприязнью воспринимал раздающиеся из Уханя враждебные голоса, обвиняющие его в попытках пренебречь принципами демократии, установить военную диктатуру: либералы распоясались, они объединяются в Ухане с коммунистами и зовут к повышению авторитета партии, к моральному очищению, к борьбе с его, Чан Кайши, попытками установить прочную, неоспоримую личную власть в партии и государстве. Такое нельзя было простить. Главком мобилизует правое крыло Гоминьдана, ищет опору среди милитаристов. В то время, когда части НРА наступали на Шанхай, Чан Кайши налаживает контакты с Чжан Цзолинем, ведет с ним переговоры об условиях заключения мира. Войска уханьского правительства, возглавляемые Тан Шэнчжи, выступили с Юга против Чжан Цзолиня. Положение уханьского центра осложнялось как внутренними распрями, так и усиливающимся давлением со стороны милитаристов....«Что же это я все воюю, одерживаю победы и до сих пор не получил своей провинции?» — спросил однажды генерал Чжан Фукуй, и это ставшее крылатым выражение очень емко отражало настроения в гоминьдановском генералитете. Верхом благополучия для них становилась высшая провинциальная синекура — губернаторство. Провинциальный губернатор обладал неограниченными правами феодального правителя https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-32.html Чжисян — полновластный правитель в уезде: он казнит и милует, получает взятки, подарки, устанавливает по своему усмотрению различные поборы. У него богатый дом, молодые наложницы...На банкете Чан Кайши занял место в середине стола, справа сидел Ху Ханьмин, слева — известный своей активной ролью в «Суньятсеновском обществе» Хэ Инцин. Уже в этом — демонстрация единства правых сил Гоминьдана. Обед подходил к концу, когда наступила кульминация, полностью раскрывшая цель сборища генералов. Хозяин встал и обратился к собравшимся с речью. Оратор, доходя порой до истерики, обрушился на КПК, на Бородина. Он закончил свою речь воплем: «Долой коммунистическую партию!» Генералы, подняв бокалы, вместе повторили эти слова, демонстрируя всеобщий восторг по поводу нового политического виража главкома" это перед советскими военными советниками?
Особым весом и влиянием отличались «чжэцзянская группа», «финансисты Чжэцзян — Цзянсу». Под их контролем находились банки, заводы, таможни, судовые компании, угледобывающие фирмы.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-33.html
На площадях и в китайских кварталах Шанхая бросались в глаза установленные на шестах либо фонарных столбах клетки с головами казненных жертв.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-34.html
октябре 1926 г., несколько тысяч шанхайских рабочих выступили против милитариста чжи-лийской группировки Сунь Чуаньфана. В организации выступлений рабочих видную роль сыграл Чжоу Эньлай. В феврале 1927 г. Чжоу руководил всеобщей забастовкой, в которой приняло участие полмиллиона трудящихся. Восстание и забастовки были подавлены войсками западных держав,...совсем недавно китаец не мог переступить границу территории иностранных концессий, в глаза бросались развешанные на торговых лавочках таблички: «Только для иностранцев». Теперь повсюду открыто праздновались успехи революции. Англичане, потеряв самообладание, напали на участников одного из митингов. Ответом стал захват толпой 5 января 1927 г. английской концессии. Английская сторона вынуждена была начать переговоры с гоминьдановским министром иностранных дел Евгением Чэном о передаче концессии правительству. В феврале англичане передали Китаю концессии в Ханькоу и Цзюцзяне....западная община в Шанхае,... ее инициативе представители китайского бизнеса были приглашены на обед в один из лучших отелей. ...выслушали американского главу иностранного муниципального совета. Он с тревогой взывал к китайским капиталистам: настало время «объединить усилия против большевизма», китайские бизнесмены гораздо лучше выступят в роли лидеров, нежели «сумасшедшие… революционеры».
В городе активизировались профсоюзные объединения, находящиеся под контролем чанкайшистов. Действовали они весьма активно, но только не в организации стачечной борьбы. Они сосредоточили свои усилия на подготовке встречи армии Чан Кайши. Чжоу Эньлай со своими соратниками готовил восстание, а гоминьдановские крикуны пытались подготовить условия для передачи китайской части города Чан Кайши. Рабочие отряды оккупировали полицейские участки, небольшой арсенал, почту, железнодорожную станцию… Все это задержало вступление войск Чан Кайши в город. Международный сеттльмент операция не затронула.
весне 1927 г. организации Генерального совета шанхайских профсоюзов (создан в 1925 г.) объединяли более 300 тыс. рабочих. В вооруженных рабочих дружинах состояло до 3 тыс. готовых к защите своих интересов бойцов.
Чаи Кайши охотно выступал на «приветственных» митингах, которые в конце концов заканчивались избиением левых. В то время как главнокомандующий, маскируясь революционными лозунгами, двигался к Шанхаю, его ставленники обрушивались на профсоюзных активистов, на всех, кто хоть как-то симпатизировал уханьскому правительству. Жертв террора часто водили по улицам, подвергали всяческим издевательствам, а сопровождающие визгливо проклинали «красных». Чан прославлял усилия рабочих в борьбе за свои права, а сам сразу же по вступлении 26 марта в Шанхай стал опираться на подпольный мир города для подготовки решающего удара по противникам.
И если в Шанхае иностранные концессии оказались в безопасности, сложнее выглядело положение иностранцев в Нанкине.
______
Отжатие продавливание с использованием. Ср издевательства и культурную революцию. Традиция или ? Те же? Или месть? Традиция?
_&&&&&&&
Чан Кайши встретил с раздражением вести о столкновениях с иностранцами в Нанкине и обстреле этого города из орудий подошедших по Янцзы американских и английских кораблей. В его планы не входили какие-либо серьезные стычки с иностранными державами.

Прибыв в Шанхай, главнокомандующий решил без промедления вступить в контакт с англичанами, пригласив прежде всего к себе представителей лондонской печати, но все английские корреспонденты отказались иметь с ним дело. Было решено дать интервью шанхайской печати. Комментируя заявление Чан Кайши, корреспондент «Дейли телеграф» не стал сдерживать себя в выражениях: «Я тщательно читал этот странный документ, свидетельствующий о том, что умственные способности Чан Кайши немногим превышают умственные способности среднего кули Правда, 1927. 2 апреля.???
[Spoiler (click to open)]Нет необходимости иностранным державам, — делал он успокоительные заверения на пресс-конференции 31 марта, — посылать войска или боевые корабли в те местности либо города, которые должны быть взяты под контроль НРА, поскольку мы берем полную ответственность по защите жизней и собственности иностранных граждан… Это правда, что мы намереваемся отменить неравноправные договоры и пересмотреть все иностранные концессии. Но мы сделаем это не путем применения военной силы или толпы, а путем использования дипломатических каналов»[3
1 апреля 1927 г. уханьское правительство лишило Чан Кайши поста главнокомандующего НРА...Это не мое личное дело, — реагировал Чан, — это ответственность, которую я взял и отнюдь не вправе снять с себя. Я взял обязательство довести Северный поход до успешного конца. Это обязательство я выполню Furuya К. В начале апреля 1927 г. в Шанхай возвращается из-за границы Ван Цзинвэй. Чан Кайши : «После годового отпуска по болезни председатель Ван Цзинвэй вернулся на родину. Его отсутствие чрезвычайно ощущалось и отразилось на важнейших моментах политики партии и правительства. Массы жаждали его возвращения. Я неоднократно посылал ему телеграммы, умоляя его вернуться. Его возвращение — величайшее счастье. Ван Цзинвэй — наиболее верный партии товарищ. Он — мой учитель и друг».Чан Кайши объявил: Ван Цзинвэю принадлежит политическая, как наиболее важная, власть (гражданские вопросы, финансы, внешняя политика). «Я же буду руководить только армией!»... 5 по 8 апреля между Чан Кайши и Ван Цзинвэем состоялась серия совещаний, обсуждались условия достижения какого-либо компромисса с уханьским правительством. Во время встречи генерал уговаривал Вана: «Не нужно, ни в коем случае нельзя вам ехать в Ухань… Если вы поедете туда, — заявил Чан, — то вы возьмете на себя ответственность за раскол партии».
Подготовленные Чан Кайши условия примирения с Уханем выглядели скорее как ультиматум, нежели как приглашение к достижению компромисса. Выдвигались требования о передаче контроля над рабочими организациями главкому, отмене постановлений, принятых в Ухане. Оппозиция отказалась их принять. На этот отказ, видимо, рассчитывал Чан Кайши, поскольку одновременно вел активные переговоры с главарями тайных обществ, вожаками люмпенов Шанхая. Среди них были Хуан Цзинжун, Чжан Сяолинь, известный король наркоманов, Ду Юэшэн, главарь общества «Зеленых». Речь шла, помимо прочего, о создании специальных отрядов «защитников Цзяна» (Чан Кайши). Головорезам из этих отрядов вменялось выявлять и уничтожать вожаков левого движения, коммунистов. Мафия заручилась поддержкой дипломатических представительств. Расчет гангстеров на щедрость иностранных дельцов оправдался. В их распоряжение из иностранных концессий потекли оружие и деньги.
???
[Spoiler (click to open)]хорошо вооруженные отряды тайных обществ стали нападать на рабочие пикеты. Началась охота на людей. Стрельба не прекращалась в течение трех недель. Тогда же подразделения под командованием Бай Чунси, начальника штаба Чан Кайши, атаковали Шанхай. Бай Чунси издал прокламацию: виновные в организации забастовок подлежали строгому наказанию. Появление войск Чана сопровождалось еще большим кровопролитием. Погибло несколько тысяч рабочих, большинство из них встречало мученическую смерть в застенках. В ночь на 12 апреля защитники имперских интересов в Китае передают в руки Чан Кайши более тысячи коммунистов — участников восстания. Ежедневно в течение многих месяцев жители Шанхая были свидетелями многочисленных расстрелов.
Чан Кайши, ощутив поддержку влиятельных сил, стал действовать с открытым забралом. Он отдал приказ блокировать организации КПК и профсоюзов, поручив это дело полиции и армии. 18 апреля было объявлено о создании в Нанкине правительства во главе с Чан Кайши. В довольно пространной декларации по этому поводу Чан Кайши подтвердил свою верность трем принципам Сунь Ятсена, осудил вмешательство иностранных держав и призвал к полному разрыву с КПК. 25 апреля 300 тыс. демонстрантов собрались в Ухане, протестуя против создания Нанкинского правительства Чан Кайши. Корреспонденты бросились устанавливать контакт с новым правительством, но просчитались — им не удалось найти каких-либо признаков правительства в Нанкине. Потребуется еще время, чтобы Нанкинское правительство появилось не только на устах своего основателя, а проявило бы себя каким-либо образом в деле.

Чан Кайши

Чан Кайши (Цзян Чжунчжэн) родился 31 октября 1887 г. в Цикоу (провинция Чжэцзян), что затерялось среди покрытых зеленым ковром гор, испещренных террасами рисовых полей. Реки здесь стремительно несут свои воды с горных отрогов Наньшаньского хребта, орошая прибрежные поля. Чжэцзян принадлежала к наиболее богатым провинциям Китая. Население занималось земледелием (зерновые, чай, хлопок).
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-1.html
Дед Чан Кайши — Юй Бяо первым из своего рода изменил земледелию и занялся торговлей. Новое занятие — дань времени. Цикоу хотя и находилось вдалеке от оживленных центров (до порта Нинбо—40 км), не могло остаться в стороне от бурных событий, которые переживала страна. После подавления Тайпинского восстания (1850–1864 гг.) наступило всеобщее разорение и опустошение. Пришлось искать средств к существованию и родителям Чан Кайши.
Отец Чана умер, когда сыну исполнилось девять лет. Все заботы о ребенке взяла мать — третья жена покойного. Мать Чана, будучи на 22 года моложе своего супруга, играла роль «младшей хозяйки» в доме, что отнюдь не противоречило устоявшимся законам и обычаям, и ее дети уравнивались в правах с детьми от старшей жены. Чан женился в 1901 г. в возрасте 14 лет. Брак устроила, как было принято, мать. В 1909 г. родился Цзян Цзинго.
В 1903 г. шестнадцатилетним юношей Чан впервые покинул родительский дом...Сначала — в школе в уезде Фынхуа, а с 1905 г. — в школе Восточного Чжэцзяна.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-2.html
Первое знакомство Чан Кайши с военным искусством состоялось еще в школе Восточного Чжэцзяна. Шел 1905 год. Японский милитаризм, одержав внушительные победы на Дальнем Востоке над армией царской России, пожинал реальные плоды от этой войны. Русская армия потерпела поражение на территории Китая, Япония завладела Порт-Артуром и Дальним, Южно-Маньчжурской железной дорогой, установила свое господство в Корее.
В это время в военных кругах Китая с уважением стали поговаривать о профессионализме, высоком уровне организации японской армии. Если в первых военных училищах в Тяньцзине и Кантоне (Гуанчжоу), открытых в 90-х годах XIX в., обучение строилось в основном по немецкой модели, то к началу XX в. наметилось преобладание японского влияния.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-3.html
Прибывшего в Японию Чан Кайши ждало разочарование: в военную академию принимали лишь по рекомендации военного ведомства китайского правительства. Но о такой рекомендации можно было лишь мечтать. Оставалось одно — пойти в школу изучать японский язык. Наиболее важным событием, как упоминал нередко сам Чан Кайши, стало его знакомство с Чэнь Цзимэем — политическим дельцом, известным среди денежных тузов и королей подпольного мира Шанхая. Чан Кайши попадает, по существу, под влияние Чэня, который был старше его на 10 лет и имел опыт деятельности в тайных обществах и бизнесе. Встреча с Чэнем заронила в душу молодого чжэцзянца семена надежды на удачу в поиске своего места в жизни.
Чан Кайши, возвратившись из первой поездки в Японию, не оставляет надежд на продолжение военной учебы. 1906 год стал важной вехой в биографии Чан Кайши. Военное ведомство объявило набор кадетов на краткосрочные курсы при Баотянской военной академии....Перед поездкой в Японию Чан расстался со своей косой...Чан Кайши все же стал одним из шестидесяти принятых в результате экзаменов. Претендентов из провинции Чжэцзян насчитывалось до 1000. Большинство инструкторов, под началом которых обучались кадеты, были японцами. Зимой 1907 г. среди учащихся стали набирать кандидатов на учебу в Японию. Чан предложил себя: был, мол, в этой стране, изучал японский язык. Среди сорока отобранных оказался и Чжан Цюнь, ставший другом и доверенным Чан Кайши на многие годы. https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-3.html
...В Японии уже тогда довольно активно действовала созданная Сунь Ятсеном Китайская революционная лига. По соображениям конспирации эта организация именовалась просто Китайской лигой («Чжун-го тунмэнхуэй»). Печатным органом лиги стал журнал «Миньбао» («Народ»).
...Молодой Чан не мог остаться в стороне от деятельности «Тунмэнхуэй». Путь в эту организацию он находит с помощью близкого друга и наставника — Чэнь Цзи-мэя. На очередном собрании «Тунмэнхуэй» Чан вместе с другими кандидатами в члены лиги дает клятву верности революционному долгу. Торжественно звучат слова присяги: «Клянусь бороться за изгнание маньчжуров, освобождение Китая, создание республики и установление равных прав на землю, клянусь!» .
...Столь непохожие друг на друга борцы против маньчжурской династии, объединенные в «Тунмэнхуэй», были выходцами в большинстве своем из Южного и Центрального Китая и представляли разношерстные группировки, отстаивающие различные цели. Провозглашенные Сунь Ятсеном принципы «национализма», «народовластия» дополнялись принципом «народного благоденствия», который иногда трактовался как социализм.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-4.html
Весной 1911 г. Чан Кайши, прибыв из Японии на каникулы, оказался в Шанхае. ...В Шанхае расцветала подпольная деятельность — как деловая, так и политическая. Чэнь Цзимэй в 1908 г. учредил здесь тайное общество содействия революции в Цзянсу и Чжэцзяне. ...Чэню удалось ускользнуть, но его друзья были схвачены. Чан оказался достойным учеником — он спокойно вернулся в Японию, но разлука была недолгой. Вскоре вести о восстании в Ухане, в самом центре Китая, достигли Чэня, и он сразу же отправил телеграмму своему ученику в Японию. Чан Кайши в ту пору было 25 лет. ...Добравшись до Токио, Чан и его собратья по учебе — среди них были его ближайшие соратники — Чжан Цюнь и Чэнь Синьсу — переоделись в местном отделении «Тунмэнхуэй» в штатское. 30 октября они прибыли в Шанхай. Генерал Нагаока в своих воспоминаниях описал отъезд Чана и его друзей из Японии более прозаично. По его словам, в один из октябрьских вечеров 1911 г. в Тэката, недалеко от северо-западного побережья Японии, офицеры местного гарнизона дали обед трем китайским коллегам. Они изменили свои планы в связи с революцией против Цинов и отбывали на родину. Чан Кайши стал благодарить за обед. «И поскольку он выпил, его лицо покраснело от эмоций, — вспоминал японский генерал. — Кто мог вообразить в то время, что этот слушатель будет когда-нибудь председателем китайского правительства? Никто из нас не думал, что Чан станет исторической личностью»...[Выше Воронцов намекал на отношение китайцев к военным как придурковатым, перед словами о выборе Чана в пользу военной службы]
Чэнь Цзимэй с головой ушел в подготовку восстания в Шанхае и Ханчжоу, и первое поручение, полученное Чан Кайши в это смутное время, касалось военной операции в Ханчжоу. Гарнизон в городе пополнялся свежими частями, арсенал находился под усиленной охраной. Чан Кайши приехал в Ханчжоу с новыми рекрутами. Почти 100 готовых пожертвовать жизнями храбрецов согласились войти в ударный отряд. У повстанцев было в основном традиционное оружие, в том числе бамбуковые пики. На этот раз им сопутствовала удача. В плен попал маньчжурский губернатор провинции Чжэцзян.
[офигеть]
В Шанхае революция развивалась почти бескровно. Покровитель и наставник Чана председатель революционной лиги Чэнь Цзимэй назначается здесь на пост губернатора. Именно в Шанхае Чан становится командиром полка. Подготовка армейских соединений финансировалась шанхайскими торговцами. Чан, отслужив всего лишь несколько месяцев, передает обязанности командира полка своему другу Чжан Цюню, а сам вновь уезжает в Японию. На этот раз он решил подготовиться к военной учебе в Германии. Чан изучает немецкий язык, занимается издательской деятельностью. В журнале «Голос армии» он пытается обсуждать международно-политические и военные проблемы Китая, вопросы границ и т. д. Начинающий автор рассуждает о будущей «республике мира», где все расы будут жить в гармонии и достатке. Войны, конечно, уйдут в прошлое, и лишь полиция будет наблюдать за порядком. Необходимость в армиях отпадет. Но пока он размышляет о китайской армии. Он призывает довести численность армии до 600 тыс. Увеличить расходы на военные нужды до половины валового национального продукта (ВНП), основное внимание сконцентрировать на сухопутных войсках. Вся военная власть, подчеркивал Чан, должна быть сосредоточена в руках центрального правительства. Такого рода взгляды были во многом созвучны с позицией отошедшего в конце концов от Китайской революционной лиги Чжан Бинлиня, отражавшего интересы правого крыла принявших участие в революции промышленников и торговцев [выше автор называет Биньлиня великоханьским шовинистом]
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-5.html
[Spoiler (click to open)]Чан Кайши не хотел быть в стороне от событий. Используя средства родни, ее связи, опираясь конечно же на Чэнь Цзимэя, он сколачивает бригаду, объединившую в своих рядах выходцев из различных слоев общества, в том числе шанхайских гангстеров, членов подпольной организации «Зеленых». Чан Кайши, имея свое вооруженное формирование, получает теперь долгожданное право занять законное место среди представителей военной знати. С неослабевающим напором действует и покровитель нового генерала — Чэнь Цзимэй." Дальше про расправы над рабочими и крестьянами, формирование Чэнем альтернативного центра революционной власти Уханю в Шанхае"Чэнь предложил созвать в Шанхае съезд для решения вопроса о создании единого центрального правительства...25 декабря 1911 г. Сунь Ятсен возвратился из эмиграции в Шанхай..29 декабря конференция восставших провинций назвала Сунь Ятсена временным президентом Китайской республики....В лигу вошел получивший образование в Америке ближайший помощник милитариста Юань Шикая, сосредоточившего власть на Севере, Тан Шаои. Оказавшись под давлением либерально настроенной элиты, Сунь Ятсен передает Юань Шикаю пост президента. Последний, несмотря на возражения Сунь Ятсена и его сторонников, добился признания Пекина в качестве столицы. Северный Китай стал выступать в качестве оплота феодальной реакции. Юань Шикай всюду насаждал своих ставленников, а главой правительства назначил Тан Шаои.https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-6.html.
Чан Кайши, отложив поездку в Германию, вновь в ответ на призыв Чэнь Цзимэя устремляется в Шанхай....В августе 1912 г. в результате слияния революционной ‘ лиги с четырьмя мелкими группировками была образована Национальная партия — Гоминьдан. Чэнь Цзимэй стал ближайшим соратником Сунь Ятсена в подготовке и создании новой партии: он занял пост главы Управления делами Самого Сунь Ятсена увлекли планы модернизации страны, и он целиком отдавал себя разработке проектов железнодорожного строительства....21 марта 1913 г. на вокзале в Шанхае от руки наемного убийцы пал фактический руководитель Гоминьдана Сунь Цзяожэнь...https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-7.html дальше Чан не шибко удачно начинает участвовать в организации вооруженной борьбы "против Юань Шикая.
Во второй раз неудачно он попытался организовать захват шанхайского арсенала когда Осенью 1915 г. Чэнь Цзимэй подготовил новое восстание в Шанхае, который он еще 22 июля 1913 г. объявил «независимым» городом.в итоге полиция французской концессии окружила конспиративную квартиру. Сопротивление оказалось бесполезным. Ряд боевиков попал в ловушку. Чэнь Цзимэю, Чан Кайши и некоторым другим удалось скрыться.
В Шанхае у Чэнь Цзимэя имелась надежная опора: гангстеры из общества «Зеленых»...общество «Зеленых» брало свое начало от группы, отколовшейся от общества «Красных» [мафия]. Последнее окрепло в кровопролитных боях времен Тайпинского восстания и ставило перед собой задачу свержения власти маньчжуров и восстановления династии Мин. «Зеленые», учредив свой центр в Шанхае, взяли под свой контроль районы к югу от реки Янцзы....В начале 1912 г. Чэнь Цзимэй организовал убийство Тао Чэнчжана, одного из лидеров «Союза освобождения» (организации, составившей вместе с другими объединениями основу «Тунмэнхуэй»). ну и кто же завалил Цзяожэня? Исполнителем воли Чэня называли молодого Чан Кайши.
И теперь, когда революционеры в октябре 1915 г. приняли решение устранить приспешника Юань Шикая командующего гарнизоном Шанхая Чжэн Жучэна, Чэнь Цзимэй обратился за помощью к Чан Кайши.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-8.html
[Spoiler (click to open)]14 апреля 1916 г. Чэнь Цзимэй дал указание Чан Кайши овладеть фортом Цзяньинь на южном берегу Янцзы между Нанкином и Шанхаем. Форт имел особое стратегическое значение для Шанхая. Пять дней часть под командованием Чана пыталась безуспешно овладеть фортом. Потерпев неудачу, гоминьдановцы рассеялись, а Чан Кайши скрылся в шанхайских лабиринтах.
С 1912 по 1921 г. Чан Кайши проводил большую часть времени в Шанхае....Здесь Чан сблизился с Дай Цзитао, ставшим впоследствии виднейшим идеологом Гоминьдана. Чан Кайши вместе со своими друзьями Чэнь Цзимэем и Дай Цзитао поддерживал тесные отношения с одним из влиятельных дельцов Шанхая — Чжан Цзинцзяном. Этот толстосум финансировал тогда Сунь Ятсена. Чжан нажил громадное состояние на торговле шелком и предметами китайской старины. Его связи простирались до Парижа. Оказывая финансовую помощь окружению Сунь Ятсена, Чжан делал это зачастую ради вполне определенных интересов своего торгово-промышленного клана. Молодой офицер из окружения Сунь Ятсена заинтересовал Чжан Цзинцзяна, и Чан Кайши был привлечен к работе шанхайской биржи.

Ему, получившему военное образование в Японии, довелось пройти школу биржевого маклера, связать свою судьбу с местной мафией. Молодой офицер высоко ценил связи со своими земляками, процветавшими в Шанхае и занявшими к тому времени заметные позиции в тайных обществах, в торгово-промышленных кругах, в подпольном бизнесе. Китайские тайные общества входили здесь в соглашения с иностранными дельцами, с полицией. Чан Кайши получил блестящую возможность познакомиться с механизмом жизнедеятельности нелегального мира Шанхая, войдя в доверие к воротилам подпольного бизнеса. Новые друзья Чан Кайши не отличались разборчивостью в средствах в борьбе за достижение своих целей — они специализировались на похищении людей, устранении нежелательных политиков, слишком назойливых журналистов. Полиция закрывала глаза на их «деятельность».

Чэня заманили в ловушку на территории французского сеттльмента, где ранее была раскрыта явка революционеров. 18 мая 1916 г. Чэнь Цзимэй погиб в возрасте 40 лет.
Опять французы
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-9.html
Что касается Чэнь Лифу и Чэнь Гофу — племянников Чэнь Цзимэя, обещание свое Чан Кайши сдержал: они станут ближайшими его соратниками на долгие годы.https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-10.html Чан Кайши и Сунь Ятсен, задание в Шаньдуне, поддержка японцев
[Spoiler (click to open)]июле 1917 г. Сунь Ятсен отбыл в Гуанчжоу. Чан Кайши оставался в Шанхае, готовя план вторжения войск в Фуцзянь и Чжэцзян. В сентябре этот план лежал на столе у Сунь Ятсена. Его составитель получил приглашение занять место начальника оперативного управления в штабе Гуандунской армии, действовавшей в южной части провинции Фуцзянь. Считалось, что эта армия — единственная, преданная Сунь Ятсену. Пребывание на новом посту оказалось довольно коротким: 26 сентября 1917 г. командующий Гуандунской армией поручил Чан Кайши одно из подразделений армии. Вскоре непосредственное участие в деле — и, как казалось, непоправимый удар по самолюбию — поражение в сражении с северянами в Яньтай. Способности Чан Кайши и его опыт в данном случае мало что значили. Гуандунская армия была далека от современных для того периода стандартов.
Как-то опять неудачник
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-10.html
В оценках, которые давал Чан Кайши Чэнь Цзюнмину, проявилась не просто личная антипатия к нему как к человеку. Чан Кайши скорее всего видел в нем сильного соперника.
Самым главным, определяющим отношения между Чан Кайши и командующим Гуандунской армией стала укоренившаяся среди милитаристов традиция приближать к себе выходцев из родной провинции. Гуандунцы составляли большую часть личного состава армии. " Однако эта армия была опорой нового революционного правительства, созданного Ятсеном в Гуанчжоу. ..."Чан Кайши жаловался, что слишком трудно провести какие-либо реформы для повышения боеспособности армии, любые его предложения блокировались. На своем посту в Гуандунской армии Чан Кайши пробыл недолго. Гуансийская клика милитаристов взяла верх над сторонниками Гоминьдана. Весной 1918 г. Сунь Ятсен оказался отстраненным от власти и уехал в Шанхай. Чан Кайши снова в Шанхае https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-11.html
Чан Кайши не проявлял особого интереса к политическим событиям, происходившим в мире, своей инертностью в этом смысле он отличался от Сунь Ятсена, который жил революцией и старался вникнуть в смысл международных политических событий. Друзей Чан находил скорее среди бизнесменов, сколачивающих состояние за границей и дома, нежели среди бунтующей интеллигенции. Чан Кайши был тесно связан с крупнейшей группировкой денежной буржуазии, получившей название «чжэцзянской финансовой группировки».
Посещение биржи удавалось совмещать с обязанностями инструктора военной академии. Доходы Чан Кайши не были слишком большими, но хватало и на развлечения, и на помощь семье. Шанхай предоставлял молодому человеку, не стесненному в финансовых средствах, много развлечений. К этому времени относится и рождение его сына Чан Вэйго. Позже шли разговоры, будто Чан Вэйго, приемный сын Чан Кайши, — плод любовной связи одного из его друзей и японской девушки из чайного домика. Называлось и имя этого друга — Дай Цзитао. Беспорядочная жизнь Чан Кайши, как и его друзей, не выглядела чем-то необычным для шанхайской публики.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-12.html
Между тем командующий Гуандунской армией требует Чан Кайши к себе. Отношение Чан Кайши к Чэнь Цзюн-миню в принципе не изменилось, но он побаивался командующего и пытался как-то умилостивить его. Тем более что Сунь Ятсен просил «своего брата» (обращение в письмах Сунь Ятсена к Чану) поладить с гуандунским генералом. В письмах к Чэнь Цзюнминю Чан Кайши в основном занимался самобичеванием...Своему шанхайскому патрону Чжан Цзинцзяну Чан Кайши четко разъяснил свою позицию: из-за болезни он не может присоединиться к Гуандунской армии. В то время как больной находился под присмотром матери, Гуандунская армия сражалась.
...Попытки Сунь Ятсена добиться поддержки США, займов со стороны их деловых кругов оказались тщетными.
Чан Кайши, как казалось внешне, целиком отдался новому течению. 23 июня 1921 г. Сунь Ятсен вновь направляет Чан Кайши телеграмму с требованием немедленно прибыть в Гуанчжоу. Чан не торопился и прибыл по вызову лишь в сентябре, когда экспедиция против Гуанси была закончена. Административный центр Гуанси — Гуйлинь был взят в августе 1921 г.
[Spoiler (click to open)]Сунь Ятсен направил к Чэнь Цзюнмину своего эмлс сара — Дэн Кэня, дабы получить объяснения. 21 марта 1922 г. Дэн был убит на вокзале в Гуанчжоу. Чан Кайши находился в дружеских отношениях с Дэн Кэнем. Внезапная гибель Дэна всколыхнула прежние обиды и унижения, которые испытал сам Чан в штабе Чэня. Чан Кайши настаивал на нелегальной дополнительной переброске войск из Гуйлиня в Гуандун, и этот план стал осуществляться.
Когда в апреле эти войска достигли Гуандуна, Чэнь направил Сунь Ятсену телеграмму с просьбой освободить его от занимаемых постов в правительстве. Сунь Ятсен приказал ему остаться на посту военного министра. Но Чэнь Цзюнмин предпочел укрыться в Хуайжоу, не вступая в переговоры со своими бывшими союзниками. Чан Кайши выражал готовность атаковать имеющимися в распоряжении Сунь Ятсена силами Хуайжоу. Письмо Чан Кайши к Чэню от 22 апреля 1922 г. с предложением вновь объединиться с Сунь Ятсеном и присоединиться к Северному походу осталось без ответа.
Войска Сунь Ятсена, дислоцированные на севере провинции Гуандун, перешли в наступление. Но Северный поход, не успев начаться, захлебнулся. На Севере чжилийская группировка милитаристов У Пэйфу вышла победительницей в междоусобной борьбе с фэнтянской кликой — союзником Сунь Ятсена. И вот тогда, когда верные Сунь Ятсену войска продолжали находиться в Цзянси, Чэнь Цзюнмин, вдохновленный победой У Пэйфу, перешел к решительным действиям. Он заявил: Сунь должен уйти в отставку. За Чэнем стояло кантонское купечество. Торговцы поддерживали Сунь Ятсена, пока его призывы не претворялись в жизнь. Но Сунь осмелился пойти дальше: налогами все больше и больше облагались богатеи, нередко от имени республики реквизировалась их собственность. Поэтому купцы поддержали Чэнь Цзюнмина.

https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-14.html
[Spoiler (click to open)]Сунь Ятсен, приехавший 1 июня в Гуанчжоу, обосновался в президентском дворце (Гуаньиншань). Он мог опереться лишь на охранные отряды численностью в 200–300 человек. Сунь Ятсен, как и раньше, возлагал определенные надежды на помощь США и поддерживал контакты с американцами в Гуанчжоу. Но эти расчеты были построены на песке. США предпочитали У Пэйфу.
16 июня 1922 г. Чэнь Цзюнмин отдал приказ 2-й дивизии атаковать резиденцию президента. Чэнь обещал своим головорезам за Сунь Ятсена 200 тыс. долларов и три дня свободных грабежей. Сунь Ятсен был поставлен в известность о путче за несколько часов до событий. Пришлось последовать совету друзей и бежать. Он пробирался по тревожным улицам по направлению к военно-морскому штабу. В это время над его резиденцией, где остались книги и рукописи, уже поднимались яркие языки пламени. Адъютант Ма-Сян с честью выполнил порученное ему дело: он спас жизнь жене Сунь Ятсена — Сун Цинлин. Командующий флотом пригласил беглецов на крейсер «Юнфэнь», который проследовал по фарватеру реки Вампу.
Пятьдесят дней длилась вооруженная борьба с мятежниками. Чан Кайши присоединился к беглецу в начале августа. Вместе с Сунь Ятсеном ему предстояло пробыть на «Юнфэнь» около двух месяцев

Мой лучший друг Чэнь Цзюнмин, — обращался Сунь Ятсен к представителю Коминтерна С. А. Далину, — оказался изменником, он подкуплен У Пэйфу, подкуплен англичанами из Гонконга
6 августа стало известно: преданные Сунь Ятсену войска потерпели поражение. Мятежники захватили Наньсюн (на границе провинций Гуандун и Цзянси). 9 августа Сунь Ятсен и его окружение, в котором находился Чан Кайши, отбыли на английском фрегате через Шанхай в Гонконг. У Чан Кайши не было другого выхода. Внешне могло показаться, что Чан делит невзгоды с Сунь Ятсеном из-за преданности революционному вождю. На деле же, однако, все было проще. Усталый, боязливый Чан, не имевший армии, давно уже не ладивший с Чэнь Цзюнмином, оказался бессильным перед лицом опасности и решил бежать. Вынужденный для Чан Кайши шаг послужил причиной его сближения с Сунь Ятсеном....Сунь Ятсен теперь полагался на Чан Кайши в подготовке нового наступления на Гуанчжоу. Пока он укрывался на территории французской концессии, Чан по его заданию едет в Фуцзянь для установления контакта с аньфуистскими генералами, с которыми они связывали надежды на возвращение в Гуанчжоу.
Сунь Ятсен, зная о надеждах Чан Кайши на Запад, упоминает в письме, что и сам раньше питал подобные иллюзии, и сообщает о растущих в народе настроениях в пользу сотрудничества с КПК
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-15.html
Авторитета Сунь Ятсена не могли поколебать отдельные поражения в ходе развития революции. Сунь Ятсен поддерживал связь с армией Северного похода, рассредоточенной на двух направлениях. Войска залечивали раны после августовского поражения. Возглавившие Северный поход Сюй Чунчжи и Ли Фулинь овладели 12 октября центром Фуцзяни — Фучжоу....Во время восстания Чэнь Цзюнмина был взорван пороховой завод, и взрывчатые вещества приходилось ввозить из-за границы. Англичане, опираясь на свои форпосты в Южном Китае, препятствовали перевозке военных грузов, предназначенных Сунь Ятсену. В своей деятельности, направленной на восстановление гуандунской революционной базы, Сунь Ятсен, как и раньше, делал ставку прежде всего на военные действия. Отсюда внимание к тем деятелям из его окружения, которые имели хоть какое-то специальное военное образование. Чан Кайши входил в число последних.
[Spoiler (click to open)]После захвата Фучжоу Сунь назначает главнокомандующим одного из левых лидеров Гоминьдана — Сюй Чунчжи, а начальником штаба — Чан Кайши.

В январе 1923 г. генерал Чэнь Цзюнмин вынужден покинуть Гуанчжоу: он не устоял перед единым фронтом армий Сунь Ятсена, гуансийских и юньнаньских войск. 21 февраля Сунь Ятсен — снова в Гуанчжоу.

Пока сторонники Сунь Ятсена в суровой борьбе с милитаристами отстаивали позиции Гоминьдана на Юге страны, представители пекинского правительства принимали участие в дипломатических играх Вашингтонской конференции ведущих капиталистических держав (1921–1922 гг.), хотя и не могли рассчитывать на равный голос в этом ансамбле.

6 февраля 1922 г. был предан гласности договор о принципах и политике в отношении Китая. Под договором стояли подписи США, Бельгии, Великобритании, Китая, Италии, Японии, Франции, Нидерландов, Португалии. Творцы вашингтонского договора, мыслящие категориями классического колониализма, превзошли, как казалось, себя в словесной эквилибристике. Какие только обещания не зафиксировало их детище! Они подписались под тем, что будут «уважать суверенитет, независимость, территориальную и административную неприкосновенность Китая». Действующие неравно: правные договоры остались за завесой молчания. Китай, согласно статье 3 нового договора, не имел права ограничивать деятельность иностранцев, их частных, коммерческих, промышленных и финансовых учреждений, препятствовать приобретению ими собственности на китайской территории

Сама жизнь диктовала необходимость развития сотрудничества между правительством Сунь Ятсена и Советской Россией. В пользу такого сотрудничества действовали вполне объективные факторы. Без надежной революционной армии одолеть милитаристов в кровопролитных схватках представлялось невозможным. Сунь Ятсен обратился к Стране Советов за помощью. В марте 1923 г. руководство РКП (б) и Советское правительство приняли решение оказать Сунь Ятсену финансовую и военную помощь.
16 августа 1923 г. молодой генерал Чан Кайши выезжает во главе делегации в Москву.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-16.html
I съезд Гоминьдана (январь 1924 г.) оформил единый фронт. Партия стала блоком, объединившим представителей различных слоев населения. Политическая платформа единого фронта содержала новую трактовку «трех народных принципов». Национализм означал теперь борьбу не только с империализмом, но и с милитаристами, за объединение страны, за равноправие национальностей Китая. Суверенная демократическая республика, согласно второму принципу — демократизму, способна отстоять свою независимость, исключить монопольное господство «жирных котов» (господствующих классов). И наконец, третий принцип — народное благоденствие — предполагал ограничение в городе крупного капитала, осуществление лозунга «каждому пахарю — свое поле», выполнение плана выкупа земли у помещиков, подъем жизненного уровня трудового народа.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-18.html
начале июня 1924 г. в Гуанчжоу вспыхнул мятеж опиравшихся на западные державы юньнаньских и гуансийских милитаристов. В центре мятежа — купеческие отряды, или; как их называли в народе, «бумажные тигры». Эти отряды, содержавшиеся на средства купечества, были созданы после революции 1911–1913 гг. В начале мятежа в городе находилось до 12 тыс. «бумажных тигров». Они пользовались покровительством английской администрации в Гонконге. Любовь к англичанам имела вполне земные основания — превалировали интересы компрадоров. Ведущий среди гонконгских компрадоров, представлявший интересы «Шанхай бэнкинг К°», Чэнь Ляньбо захватил лидерство в отрядах «бумажных тигров». Чэнь закупил у германских фирм в Гонконге большое количество оружия, которое было погружено на норвежский корабль, шедший в Гуанчжоу.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-20.html
благословения и под контролем Чан Кайши в рамках школы Вампу создается «Общество пропаганды суньятсенизма», или «Суньятсеновское общество». Оно порывает с Лигой военной молодежи, организованной Чжоу Эньлаем и находящейся под эгидой КПК. Лидером общества стал Дай Цзитао. С 1919 по 1925 г. он проделал путь от поклонника левого радикализма до ведущего идеолога правых гоминьдановцев; Дай снискал себе известность как вульгаризатор марксизма. «Суньятсеновское общество» со дня своего основания провоцирует напряженность в отношениях с КПК, с советскими советниками. Многие из них не без основания полагали, что первые чанкайшистские попытки переворота в Гоминьдане во многом были спровоцированы Дай Цзитао.
надежды на продолжение дела лидера китайской революции с видным соратником Сунь Ятсена министром финансов Национального правительства Ляо Чжункаем. Правые называли Ляо «скрытым коммунистом» и мечтали как можно скорее избавится от него. Разве могли они простить ему развитие отношений с Советским Союзом?! Ведь Ляо не раз выполнял на этом поприще ответственные поручения Сунь Ятсена.
Коминтерн
Утром 20 августа Ляо, сопровождаемый женой Хэ Сяннин, выехал на заседание ЦИК Гоминьдана. На пути в машину подсел Чэнь Цюлинь — редактор гоминьдановской газеты в Гонконге. Вскоре прибыли к зданию ЦИК. Первым открыл дверцы машины Ляо, за ним вышли Чэнь Цюлинь и Хэ Сяннин. Тотчас же прогремели выстрелы. Вдова Ляо вспоминала: не меньше 20 человек приняли участие в злодейском убийстве. Четыре террориста стреляли в Ляо, остальные прикрывали их. Охрана Ляо не смогла противостоять внезапному нападению. Акция была продумана в деталях. Предстоящее заседание ЦИК и оживление в связи с этим в здании и вокруг позволили заговорщикам замаскировать свои действия. У раненого преступника, арестованного после убийства, было обнаружено удостоверение на право ношения оружия.
Дальше
https://nash0l.livejournal.com/84760.html
Расследование заговора против Ляо Чжункая показало, что среди его участников был брат Ху Ханьминя. Ху Ханьминь нашел убежище в доме Чан Кайши. Отношения между Чан Кайши и Ху Ханьминем были довольно сложными — они часто ссорились, но на этот раз Чан протянул своему сопернику и соратнику по партийным делам руку. Вскоре Ху направили в почетную ссылку...Под арест попали 17 военачальников, в которых Чан Кайши усматривал своих потенциальных соперников. Среди арестованных были и соратники Ху Ханьминя, претендовавшие на военную власть в Гуанчжоу.
События, связанные с убийством Ляо, позволили Чан Кайши использовать идею «контрреволюционного заговора» в качестве предлога не только для разгрома своих непосредственных конкурентов, но и для подавления всех, на кого они опирались, для упрочения своих позиций в Гоминьдане.
На пути Чан Кайши к заветным высотам власти оказался Сюй Чунчжи — военный министр Национального правительства и главком гуанчжоуской армии. Официальный пост главкома гуанчжоуской армии не обеспечивал ему прочного положения в этом раздираемом острыми междоусобицами, разношерстном военном формировании. Основные проблемы решались на Военном совете, а не в кресле министра. Сюй не скрывал своей антипатии к Чан Кайши, ...
20 сентября верные Чан Кайши курсанты из Вампу неожиданно окружили и разоружили преданные Сюй Чунчжи силы. Сюя сняли со всех постов, выдворили из Гуанчжоу и направили в Шанхай.
Оставался Ван Цзинвэй. Еще во время мятежа «бумажных тигров» Чан Кайши получил против него серьезный козырь. Так, 10 октября 1924 г. Сунь Ятсен написал Чану: «Революционный комитет должен быть создан немедленно, для того чтобы справиться с чрезвычайными делами… Ван Цзинвэя, пожалуй, можно не включать. По характеру он ближе к соглашательству и далек от твердости в решениях… Если же положение не удержится и развалится, мы должны острым ножом разрубить запутанную пеньку и не считаться с тем, одержим мы победу или потерпим поражение. Нынешний Революционный комитет является подготовкой к такой мере, а для этого Ван Цзинвэй не подходит».
Ван Цзинвэй держал в своих руках все политические посты, Чан Кайши — военные...Чан не разделял взглядов коммунистов, ему были больше по душе великодержавные амбиции идеолога Гоминьдана Дай Цзитао. Ведь именно Дай с усердием проповедовал исключительность китайской нации, взывал к возрождению былого ее величия.
Дальше Чан и военные финансы.
https://www.rulit.me/books/sudba-kitajskogo-bonaparta-read-282834-25.html

Календарь

Летоисчисление по именам архонтов и других должностных лиц отдельных городов заменяется в ученой литературе (в особенности у историков) более универсальными системами, отсчитывающими годы от одного определенного условного момента; таков был счет годов от взятия Трои. Впрочем, год взятия Трои разными греческими учеными определялся различно.
Наконец, путем более правильного исчисления длины солнечного года достигают более точного соответствия между календарем и природными условиями. Наиболее естественно считать месяцы по луне (от одного полнолуния до другого), а год — по солнцу (от самого короткого или длинного дня до следующего такого же, т. е. от зимнего или летнего солнцестояния). Затруднение заключается в том, что ни лунный месяц, ни солнечный (тропический) год не содержат целого числа дней (29,53 дня и 365,2422 дня). Приходится брать целое число дней, а время от времени вставлять дни, выравнивая накапливающуюся разницу. Так, в архаическую эпоху считали 12 лунных месяцев по 30 и 29 дней, что давало всего 354 дня. Три года из каждых восьми имели по лишнему месяцу в 30 дней. По мере развития астрономических знаний появились новые, более точные способы интеркаляции (вставки дополнительных месяцев). Наиболее известны цикл Энопида (в 59 лет, после которого календарь снова приходит в согласие с астрономическим годом) и Метонов цикл, названный так по имени афинянина Метона (V в. до н. э.). Этот цикл девятнадцатилетний и давал среднюю величину года в 365 5/19 дня.
http://www.sno.pro1.ru/lib/lurie/70.htm